“Я хочу быть понят моей страной” По лирике В. В. Маяковского

Поэт не” прошел стороной над родной страной”. Он прочно стоит на центральной площади столицы РФ, он на книжных полках почти каждой квартиры, он в наших сердцах.

Хотя почему-то не собираются у его памятника, как раньше, безумные российские поэты. Но это час виновато. Извращенное час в стране, проигравшей войну с капитализмом без боя.

Большой, нелепый, нежный, неотесаный: Не мужчина, а” облако в штанах”. Весь одно большое сердце. Которое болело, болело, болело. Свинцовая пилюля весом в 7,62 грамма навеки излечила эту боль. Наверное, нельзя слишком продолжительно” стоять на горле собственной песни”.

Она вошла, резкая, как” нате!”,

Муча перчатки замш.

Сказала:

Однажды Маяковский воскликнул:” :в 1916 году из Петрограда исчезли красивые люди!” И засквозила в его стихах тема одиночества:” :какими Голиафами я зачат — такой большой и такой ненужный”,” :вот — я, весь боль и ушиб. Вам завещаю я сад фруктовый моей великой души”,” :еще одно убила битва — поэта с Большой Пресни!”

Потом началась литературная поделыцина.” Нигде кроме, как в Моссельпроме”,” Воду пейте оную только кипяченую”: Была ещё гордыня за партийные успехи, за Советы.” Читайте, завидуйте, я — гражданин Советского Союза!” Читали. Не завидовали — боялись.” Будто ожогом рот” кривило таможенникам на западных границах. Вселенная спала,” положив на лапу с клещами звезд большое ухо”. Приходила Она. Брала его нервное сердце, играла с ним,” как девчурка с мячиком”. Дул ветер” в соседнем саду”. Было” Хорошо”. В деревнях сидели папаши:” Каждый хитр. Землю попашет, попишет стихи”. Жизнь была” прекрасна и удивительна”. Поэт был уверен, что” в Це Ка Ка идущих светлых лет” он вместо пропуска с гордостью поднимет аналог партбилета —” сто томов моих партийных книжек”.

Но” время — вещь необычайно длинная, были времена — прошли былинные. Ни былин, ни эпосов, ни эпопей:”

Значит, это час виновато. Время, отучившее людей смотреть на звезды и называть” эти плевочки жемчужиной”.

(function(){