Художник-реалист и художник-идеалист в понимании Шиллера

В первом томе своей «Эстетики» Гегель следующим образом охарактеризовал историческое значение названных черт эстетики Шиллера: «За Шиллером должна быть признана та великая заслуга, что он прорвал кантовскую субъективность и абстрактность мышления и осмелился сделать попытку выйти за ее пределы, мыслительное постичь единство и примирение, как представляющее собою истину и художественно осуществить его единство. Ибо Шиллер в своих эстетических размышлениях не просто отстаивал искусство и его интересы, независимо от того, в каком отношении искусство находится к философии в собственном смысле, а сопоставил свой интерес к прекрасному в искусстве с философскими принципами, и лишь исходя из последних и с их помощью он глубже проник в природу и понятие прекрасного».

Лекции по эстетике, о которых Поэт говорит в приведенном письме, дошли до нас только в виде конспекта, составленного одним из слушателей. Важнейшее значение для всего дальнейшего развития эстетических взглядов Шиллера имеет последний раздел лекции, озаглавленный «Об объективных условиях красоты». Шиллер сам понимал, что деление художников на реалистов и идеалистов и противопоставление их друг другу является весьма относительным. В конце своей статьи он вынужден установить, что как в творчестве реалиста, так и в творчестве идеалиста, «Природа действует сильнее, чем система». Стремления художников, по мнению Шиллера, должны сводиться в конечном итоге к наибольшему сближению творческих принципов обеих систем, чтобы «истинный реалист» в конечном результате согласовался «с истинным идеалистом, как ни различны пути, по которым оба шли». Для достижений этой цели писатель-реалист всячески должен бороться с «пошлым эмпиризмом» и натурализмом и всегда подчинять индивидуальные явления всеобщим; с другой стороны, писатель-идеалист должен всячески бороться с «фантазерством» и «прихотями воображения» и не «пересыпать из пустого в порожнее», так как «все бытие подлежит условиям». Но даже в этом искомом идеальном сближении обеих систем ни та, ни другая «не соответствуют вполне идеалу совершенного человечества».

Мировоззрение и эстетические взгляды молодого Шиллера сложились под воздействием идей демократических мыслителей Просвещения, в частности Руссо, Лессинга и писателей периода «бури и натиска». Но основные статьи по эстетике написаны поэтом уже после его отхода от движения «бури и натиска», в годы революционных событий во Франции. Как мы видели по его юношеским драмам, Шиллер не сумел понять значения материализма XV

(function(){