Характер конфликта и его развитие в пьесе А. Н. Островского «Гроза»

Коллекция сочинений: Характер конфликта и его развитие в пьесе А. Н. Островского “Гроза»

А. Н. Островский являлся преемником и продолжателем реалистических традиций в русской литературе. В своих про­изведениях драматург отразил современную ему действитель­ность, характерные для того времени типы, образы, показал существовавшие порядки, их кризис и возникшие в связи с этим противоречия в обществе. Одно из ярчайших произведе­ний Островского — трагедия “Гроза», в которой автор поднял проблему существования свободной личности в условиях пат­риархального домостроевского общества.

Драматические произведения всегда строятся на конфликте, и в такой самобытной, многогранной пьесе, как “Гроза», характер поднимаемой проблемы, обилие действующих лиц и сложность системы образов обусловливает наличие нескольких конфликтов. В трагедии описывается быт провинциального поволжского городка Калинова, живущего по не лучшим по­ложениям “Домостроя». Калиновское общество устарело и переживает кризис, ломку, вследствие чего само по себе кон­фликтно: старшее поколение (Дикой, Кабаниха) поучает млад­шее (Борис, Тихон, Варвара, Катерина), причем делает это в настолько явной, неприкрытой форме, что весь город знает об отношениях в их семьях, хотя, например, Кабанова предпочи­тает тиранить ближних не на людях, а дома (как говорит Кудряш: “Ну, да та хоть, по крайности, все под видом благо­честия, а этот (Дикой) как с цепи сорвался!»). Конфликт “отцов и детей» — не единственный: разногласия возникают как между представителями старшего поколения (разговор Дикого и Кабанихи, действие третье, явление второе), так и в среде молодежи — например, Варвару раздражает забитость и по­корность Тихона (“Скучно мне глядеть-то на тебя», — говорит она). Эти мелкие противоречия поддерживают общество в состо­янии напряженности и раздражения; конфликты в калиновском мире в принципе статичны и не имеют столь ярко выраженного развития, как главный конфликт трагедии — конфликт главной героини, Катерины, и калиновского общества.

Завязкой этого конфликта можно считать свадьбу Катери­ны и ее переезд в дом Кабановых. Из привычной среды всеоб­щей любви, гармонии, религиозности главная героиня попа­дает в атмосферу лживости, обмана, тирании. Катерина не похожа ни на одного из членов этого общества: ее душевная прямота и безыскусность противопоставлены грубовато-про­стой изворотливости Варвары, широта, страстность натуры — слабости и покорности Тихона; чуткость, тонкость, живость восприятия окружающего мира — тупому догматизму Каба­нихи. Не привыкшая быть в чем-то ограниченной, Катерина жаждет внутренней свободы, но свобода здесь выступает не как осознанная необходимость, а как стихийная, неподвласт­ная разуму жажда независимости, возможности дать выход своей страстности, и Катерина находит выход своим чувствам в любви к Борису. В душе главной героини возникает конфликт чувства и долга: с одной стороны, любовь захватывает ее пол­ностью и требует духовной пищи для развития; с другой сто­роны, Катерине, с детства впитавшей основы христианского учения, странно даже подумать о возможности изменить мужу.

По сути внутренний конфликт является следствием обще­ственного: противоречия в душе Катерины вызваны несоответ­ствием ее нравственных запросов неспособности окружающего мира их удовлетворить. Резкий толчок развитию внутреннего конфликта дает отъезд Тихона: Катерина чувствует, что отсут­ствие мужа может послужить поводом к измене, она боится своей слабости и просит мужа остаться. В разговоре с Варварой она так описывает свое состояние: “Точно я стою над пропастью, и меня кто-то туда толкает, а удержаться мне не за что». Но Тихон уезжает, и калиновский мир с новой силой начинает втягивать Катерину в пучину лжи и обмана. Варвара передает ей ключ — символ греха, и Катерина уже чувствует себя во­влеченной в этот грязный мир, но не находит силы из него выбраться. Десять дней гуляний с Борисом пролетают, и вер­нувшийся Тихон застает жену изменившейся: “Дрожит вся, точно ее лихорадка бьет; бледная такая, мечется по дому, словно чего ищет». Катерину мучает совесть: внешне приняв законы калиновского общества, изменив мужу, солгав ему и свекрови, она внутренне не изменилась, сохранив в душе мо­ральные устои, чувство собственного достоинства. Кульмина­цией и внутреннего, и общественного конфликта является сцена в саду, когда Катерина прилюдно признается в измене, не в силах больше сдерживаться, готовая на что угодно. Сцена сопровождается грозой, природной стихией, предвестницей трагедии, но вместе с тем несущей очищение, избавление от душевного груза. Однако чистосердечное признание и раская­ние в глазах калиновцев не служат смягчающими вину фак­торами, и Кабаниха с новым усердием принимается тиранить не только Катерину, но и Тихона (за неправильное обращение с женой). Невозможность остаться в этом мире, полном непо­нимания и жестокости, страшные угрызения совести, отъезд любимого толкают Катерину на страшный шаг, и развязкой обоих конфликтов явилось самоубийство главной героини. Финал можно трактовать по-разному: Н. А. Добролюбов, на­звавший Катерину “лучом света в темном царстве», видел в ее смерти отрицание домостроевских законов калиновского об­щества, душащих любые проявления искреннего чувства. С, другой стороны, самоубийство — всегда высшая форма эгоиз­ма, ведь по религиозным нормам искупить грех можно только через длительное страдание, молитвы, смирение. Тогда Кате­рина должна была остаться в доме Кабановых, покорно при­нимать все колкости и оскорбления. Но если принять во вни­мание глубокую душевную трагедию героини, если попытаться войти в ее положение, то становится ясным, что другого выхода жестокое общество города Калинова ей не оставило и само­убийство — закономерная развязка мучивших Катерину ду­шевных противоречий, внутреннего конфликта, а также и со­циального — невозможности сосуществования жаждущей сво­боды личности и глухого патриархального домостроевского общества.

Вклад А. Н. Островского в русскую драматургию неоценим: следуя традициям реализма, он не только создал ряд ярких, колоритных образов, не только запечатлел характерные кар­тины, но и исследовал психологические истоки конфликтов в русском обществе середины XIX века, а также явился новато­ром в сценическом решении пьесы: раздвинул рамки действия (в “Грозе» — сад, овраг, улица, площадь и т. д.), широко использовал пейзаж и массовые сцены. Величайшие творения Островского, самобытные и новаторские, входят в сокровищ­ницу не только русской, но и мировой литературы.

(function(){