Война в повести Вячеслава Кондратьева «Сашка»

Коллекция сочинений: Война в повести Вячеслава Кондратьева “Сашка»

Глубинным импульсом, послужившим написанию Вячеславом Кондратьевым рассказов и повестей о тя­желых военных буднях, стала его вера в то, что он обя­зан рассказать о войне, о своих товарищах, которые сложили голову в стоивших нашей стране больших жертв боях подо Ржевом. Писатель считал своим дол­гом донести горькую военную правду до читателей.

Повесть В. Кондратьева “Сашка» была сразу же за­мечена и литературной критикой, и читателями. Она заняла достойное место в ряду лучших литературных произведений о военном времени.

Какой мы видим войну в повести Вячеслава Кон­дратьева? Это редеющий в атаках и от постоянных не­мецких обстрелов батальон; разные его роты, в каждой из которых осталось по полтора десятка из первона­чальных ста пятидесяти бойцов… Это три захваченные фашистами деревни — Панове, Усово, Овсянниково. Это овраг, маленькие рощицы и поле, за которым вра­жеская оборона, простреливаемая пулеметным и мино­метным огнем…

В центре повествования Кондратьева именно это овсянниковское поле, в воронках от мин, снарядов и бомб, с неубранными трупами, с валяющимися простреленными касками, с подбитым в одном из первых боев танком. Казалось бы, овсянниковское поле ничем не примечательно — обычное поле боя. Но для героев повести Кондратьева все главное в их жизни совер­шается именно здесь. И многие из них останутся здесь навсегда…

В. Кондратьев во всех деталях воспроизводит воен­ный быт, что придает его повествованию особую реали­стичность, делает читателя соучастником военных со­бытий. Для людей, воюющих здесь, даже самая незна­чительная деталь навсегда врежется в память. Для бойцов овсянниковского поля содержанием жизни стали и шалаши, и мелкие окопчики, и последняя ще­поть махры, и валенки, которые никак не высушить, и полкотелка жидкой пшенной каши в день на двоих. И пока солдат жив и цел, ему снова ходить в атаку, есть что придется, спать где придется… Из этого и складывалась жизнь солдата. Даже смерть была здесь привычной, и мало у кого оставалась надежда выбраться отсюда живым и неискалеченным.

Кому-то может показаться, что повествование Вя­чеслава Кондратьева содержит и несущественные по­дробности: дата, которой помечена пачка концентрата, лепешки из гнилой, раскисшей картошки. Но это все правда, та правда, которая помогает понять по-настоя­щему, чего стоила русскому народу Великая Отечест­венная война. Картина военного быта дополняется по­стоянным обращением В. Кондратьева к тылу. Война в тылу легла на плечи людей непосильной работой, слезами матерей, у которых сыновья на фронте, вдовь­ей долей солдаток.

В кровавом бою местного значения и в описании жизни тыла Вячеслав Кондратьев изобразил картину большой войны. Люди, показанные в повести, — самые обыкновенные. Но в их судьбах отражается судьба миллионов россиян во время тяжелейшей войны.

Кондратьев с большим мастерством передает на­пряженную жизнь военного времени. В любой момент приказ или пуля могли разлучить людей надолго, часто навсегда. Но за немногие дни и часы, а иногда в одном лишь поступке полностью проявлялся характер чело­века. Когда Сашка, сам раненый, перевязал тяжело ра­ненного солдата из “папаш», и добравшись до санвзвода, привел санитаров, он совершил этот поступок, ни минуты не раздумывая. Таков был зов его совести. Он сделал то, что считал само собой разумеющимся, не придавая этому большого значения.

Но тот раненый солдат, которому Сашка спас жизнь, наверняка никогда его не забудет. И пусть он не знает даже имени своего спасителя — он знает го­раздо большее: это благородный человек, сострадаю­щий такому же, как он сам, бойцу.

Против нас была очень сильная армия — хорошо вооруженная, уверенная в своей непобедимости. Ар­мия, отличавшаяся необычайной жестокостью и бесче­ловечностью, у которой не было никаких нравственных преград в обращении с противником. А как же обраща­лась с противником наша армия? Сашка, что бы там ни было, не сможет расправиться с безоружным. Для него это означает утрату чувства собственного достоинства, нравственного превосходства над фашистами. Когда у Сашки спрашивают, как он решился не выполнить приказ — не стал расстреливать пленного, разве не по­нимал, чем ему это грозило, он отвечает просто: “Люди же мы, а не фашисты». И простые его слова наполнены глубоким смыслом.

Несмотря на то, что война изображена Вячеславом Кондратьевым в жутких подробностях — грязь, кровь, трупы, повесть “Сашка» проникнута верой в торжество человечности.

(function(){