Страшное время на страницах «Донских рассказов»

Коллекция сочинений: Страшное время на страницах “Донских рассказов»

Михаил Александрович Шолохов пришел в литературу с яркими, самобытными и суровыми произведениями о граждан­ской войне. Революция взломала и перевернула старый мир, и из глубины общества к свету, творчеству, созиданию нового вы­шли миллионы отвергнутых старым миром людей, утверждав­ших теперь свое право не только на существование, но и на мир, и на землю, и на свободу, и на труд. Этот новый строящий­ся мир оказался жестоким к тем, кто лишился богатства и при­вилегий, и потому цепляющимся за все, что было в прошлом в их руках: за собственность, власть, души людские.

На Дону, как и по всей России, новое схлестнулось со старым в смертельной схватке. Красные, по представлению многих ста­ничников, “вторглись в казачий исконный быт врагами, жизнь дедову, обычную, вывернули наизнанку, как порожний карман» (“Чужая кровь»). Но уже пробивались и утверждались, насаж­дались и укреплялись новые мысли и чувства, новые отношения между людьми. С обидой неизбывной, “как полынь на ветру», живет старый Гаврила. Кажется, все пропало: “…ломала скоти­на базы, гнили стропила раскрытого бурей катуха», когда стало понятно, что сын не вернется, сгинул он вместе с войском Дени­кина, отступающим к Новороссийску. Но человеческое сердце способно на многое, и постепенно “прикипело» оно к спасенному и выхоженному продразверстнику. Простой парень, рабочий-большевик вовлекает стариков в новую жизнь.

В рассказе “Червоточина» показана диаметрально проти­воположная ситуация. Из зажиточной семьи уходит младший

Сын Степка в ряды комсомольцев. Мучается парень, когда ви­дит жадность и злобу отца. Их пути все больше и больше рас­ходятся. “Откололась от него семья!» И чувствует Степка, что “в сердце нет уже ни прежней кровной любви, ни жалости к этому беспощадному деру-человеку, который зовется его от­цом». Гибнет же Степка со святой верой во всеобщее счастье.

Никого не обошла эта жестокая борьба. В нее втянуты все: старики, женщины, дети. Диву даешься, как кто-то мог уце­леть в этой кровавой мешанине (“Нахаленок»). В рассказе “Шибалково семя» Шолохов показывает, что жизнь идет впе­ред независимо от катастроф. Ее невозможно остановить, она мудрее любых людских теорий. Дети рождаются даже в пере­рывах между сражениями, жизнь торжествует над смертью. Она учит гуманизму самых завзятых вояк.

“— За ноги его да об колесо! Что ты с ним страдаешь, Шибалок? — говорили, бывало, казаки.

А мне жалко постреленка до крайности. Думаю: “Нехай растет, батьке вязы свернут — сын будет власть советскую обо­ронять. Все память по Якову Шибалку будет, не бурьяном по­мру, потомство оставлю…» Заканчивается рассказ пророче­ской фразой: “Он у нас трошки из большевиков, кусаться — кусается, нечего греха таить, а слезу из него не вышибешь!..»

Впоследствии в своих произведениях о Великой Отечест­венной войне Шолохов покажет стойкость и героизм этих лю­дей, рожденных гражданской войной, выросших в трудные годы социалистического строительства. Именно это поколение отстояло и сохранило свободу и независимость в смертельной схватке с фашизмом. А истоки и сила этого героизма там, в гражданской войне, так гениально показанной Шолоховым.

(function(){