Сны и письма и их композиционная роль в романе А. С. Пушкина «Евгений Онегин» и повести «Капитанская дочка»

Коллекция сочинений: Сны и письма и их композиционная роль в романе А. С. Пушкина «Евгений Онегин» и повести «Капитанская дочка»

«Евгений Онегин» и «Капитанская дочка» являются выдающимися произведениями А. С. Пушкина, в которых он выступил новатором во многих отношениях, используя различные приемы и средства художе­ственной выразительности. В частности, он применил один из распростра­ненных в литературе приемов — использование снов и писем, которые мы можем впоследствии встретить в произведениях Достоевского, Толстого, Чернышевского, Чехова.

Сон как способ раскрытия образа героя встречается еще в балладах Жуковского и связан с романтическим миропониманием и мировосприя­тием. Сон Татьяны Лариной — это реминисценция сновидения из баллады Жуковского «Светлана», поэтому к V главе, в которой Татьяна видит свой вещий сон, взят эпиграф из баллады Жуковского. Письма же — наиболее известный и популярный жанр в русской литературе ХУШ-Х1Х веков. Не случайно и повесть Пушкина «Капитанская дочка» написана в форме мемуарных записок свидетеля и очевидца крестьянского восстания под предводительством Емельяна Пугачева — офицером правительствен­ных войск Петром Гриневым.

В романе «Евгений Онегин» письма играют важную композиционную роль, так как с ними связано использование Пушкиным приема «зерка­ла» и симметрии в романе.

Первой пишет письмо Татьяна Ларина. Она признается в любви Евге­нию Онегину, затем следует отповедь героя — это III глава романа, а в VIII главе — все наоборот: письмо пишет Онегин, затем следует отповедь геро­ини. Интересно то, что письма написаны не онегинской строфой, как весь роман (это вставные элементы), в них отсутствует перекрестная, смежная и опоясывающие рифмы. По стилю они тяготеют к открытой форме. То, что письма написаны не онегинской строфой, свидетельствует об их под­линности, как считал автор, а он только использовал их в своем произве­дении.

Письмо Татьяны ярко характеризует героиню как типичную девушку своего времени и класса, которая воспитывалась на сентиментальных фран­цузских романах. Именно в них она почерпнула идеал возлюбленного, который перенесла на Евгения Онегина. Следует сказать и то, что Пуш­кин переводит письмо своей любимой героини («Я должен буду письмо Татьяны перевесть»), так как Татьяна «по-русски плохо знала», имеется в виду, что писать по-русски она не умела («Журналов наших не читала и выражалася с трудом на языке своем родном»). Далее автор замечает: «Доныне гордый наш язык к почтовой прозе не привык». В письме легко читаются ее искренние чувства, не прикрытые лживыми словами. Она с нежностью обращается к Евгению: «милое виденье», «кто ты, мой ангел ли хранитель, или коварный искуситель…». Татьяна отдала себя полнос­тью во власть Онегина: «То в вышнем суждено совете… То воля неба: я твоя…»

Письмо Онегина отличается от Татьяниного. Он, как всегда, «предви­дит все». В этом послании отсутствуют нежные обращения. И хотя Оне­гин отдает себя в руки Татьяне, он боится увидеть ее «суровый взор», то есть он как бы предвосхищает ее реакцию. Письмо Онегина — это письмо светского человека, умеющего вести переписку. В нем нет яркого и пла­менного выражения чувств, лишь краткое упоминание о них. Но Евгений и не мог быть до конца открытым и искренним, так как уже давно испро­бовал светскую жизнь, познал все, овладел «наукой страсти нежной», на­учился лицемерить и скрывать свои чувства. Написание письма само по себе является показателем того, что герой переменился, что его душа не очерствела, что он еще способен на глубокую страсть.

Письма могут сказать многое о героях, об их характерах. Письмо Татьяны разительно отличается от письма Онегина, так же как и их «отповеди». Получив письмо Татьяны, Онегин «живо тронут был», а за­тем «явил души прямое благородство», предостерегая ее от дальнейших подобных ошибок, и посоветовал ей «учиться властвовать собой». В восьмой главе, написав письмо и не дождавшись ответа, герой едет к Татьяне, и тут уже героиня говорит: «Сегодня очередь моя». Татьяна разговаривает с ним на равных, но при этом она искренна, ее чувства к нему не измени­лись:

Я вас люблю (к чему лукавить?),

Но я другому отдана;

Я буду век ему верна.

Татьяна не изменила своим принципам, она не ответила на любовь Онегина, оставаясь верной своему супружескому долгу.

Сон также играет важную роль в раскрытии образа Татьяны. Ему предшествуют пейзажные зарисовки, описывающие природу в святки («мо­розна ночь, все небо ясно…»), а также святочные гадания девушек на женихов. Татьяна собиралась ворожить, как и Светлана из баллады Жу­ковского, но «стало страшно вдруг» ей, она ложится спать и видит «чуд­ный сон». Сновидение Татьяны — это предсказание будущего, скорой гибе­ли Ленского от руки Онегина. Ей снится зимний лес, ручей, через который ее переносит медведь, а затем она — в хижине, где во главе стола сидит Онегин, а рядом с ним «рак верхом на пауке», «ведьма с козьей бородой», «карла с хвостиком» и т. д. Татьяна видит сказочных персонажей. Чудо­вища пируют вместе с Онегиным. Используя систему художественных образов, Пушкин создает пародию на гостей, которые будут присутство­вать на именинах Татьяны в доме Лариных. Сон Татьяны пророческий. Героиня, «верившая преданьям старины», пытается найти объяснение этому сну в книге Мартына Задеки, но не находит. Она убеждена, что сну сужде­но сбыться.

Такой же пророческий сон снится и Петру Гриневу в повести «Капи­танская дочка». Этот сон как бы связывает воедино судьбы Гринева и Емельяна Пугачева, заставляет их жизненные пути пересечься. Ему снит­ся, что отец болен, при смерти, но, подойдя ближе к постели за благослове­нием, видит мужика с черной бородой. Мать говорит, что это его посаже­ный отец. Петруша отказывается просить благословения у этого мужика. В дальнейшем Пугачев не раз будет помогать Гриневу и Маше Мироно­вой, став таким образом своеобразным посаженым отцом. Во сне Грине­ву привидятся и события, связанные с его «посаженым отцом», — восста­ние крестьян и его кровавое подавление. Все это снится Гриневу во время бурана — символа будущих событий.

В «Капитанской дочке», помимо сна, мы встречаем и письма, что обус­ловлено также эпистолярным жанром произведения. Пушкин использу­ет письма, документы, исторические справки, указы — все это помогает читателю прочувствовать атмосферу эпохи 70-х годов XVIII века и стать как бы свидетелем Пугачевского восстания. Письма также способствуют раскрытию характеров героев, играют важную композиционную роль.

В произведении встречается несколько писем отца Гринева. Первое адресовано генералу, к которому едет служить сын. Андрей Петрович со­блюдает субординацию, обращаясь к другу молодости. Он использует офи­циальные выражения; «милостивый государь», «ваше превосходитель­ство». Затем присутствуют сразу два письма: одно — сыну, второе — Савельичу, крепостному, приставленному к молодому барину. Отец разгневан на сына за желание жениться и за дуэль, считая это детскими проказами, за которые собирается «проучить путем как мальчишку». Это письмо является кульминацией в развитии любовной интриги, которая постепен­но будет вытеснена на задний план, а на передний план выйдут истори­ческие события и образ Пугачева. Письмо Савельичу — это письмо разгне­ванного барина к своему крепостному холопу, который должен был «до­носить о сыне и его проказах, следить за ним, но не оправдал оказанного доверия», поэтому барин грозится «послать его свиней пасти за утайку правды». Письмо характеризует старого Гринева как истинного помещи­ка-крепостника. Савельич отвечает своему хозяину и пишет письмо в виде челобитной. Это почтительное письмо обиженного, но с чувством собственного достоинства человека, который верой и правдой служил се­мье Гриневых. Савельич послушно принимает грозящее ему наказание, он согласен с любым решением, так как «на то боярская воля». Так же полно искренних чувств и письмо Маши Мироновой к Гриневу, в котором она обращается к нему как к единственному ее покровителю, просит у него защиты и помощи.

В «Капитанской дочке» мы имеем возможность прочитать два, так сказать, официальных документа. Первое — учтивое предложение Ивана Зурина Гриневу расплатиться с долгом. Записка короткая, но предельно ясная. Второе — секретное сообщение коменданту Белогорской крепости Миронову от генерала с предупреждением о Пугачеве и его наступлении. Письма выдержаны в духе того времени, что помогает передать колорит эпохи, способствует более полному раскрытию характеров героев.

Таким образом, сны и письма в романе «Евгений Онегин» и повести «Капитанская дочка» служат для более полного раскрытия характеров героев, выполняют определенную композиционную функцию, помогают более правдиво показать атмосферу времени.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Школьный софт – сборники сочинений, готовые домашние задания по всем предметам