Пушкин После ссылки. 1826—1829

8 сентября 1826 г. Пушкин прибыл в Москву в этот же день был представлен Николаю I. Идея неограниченного деспотизма и божественного происхождения власти крепко держалась в голове царя. Но после расправы с декабристами царю нужно было показать себя с другой стороны. Он проявил милость к опальному поэту. Николай I сумел убедить Пушкина в том, что перед ним — царь-реформатор, новый Петр I. Со времени этой первой встречи с царем начинается для Пушкина та роль заступника за декабристов, которую он подчеркнул как важнейшее из дел жизни в стихотворении «Памятник» в 1836 г. Пушкин не отрекся от дружеских связей с декабристами и сказал, что если бы он был в Петербурге, то 14 декабря был бы на Сенатской площади.

Результаты этого свидания были следующие: Пушкин получил свободу передвижения, произведения его поступали на разрешение самому Николаю I, а посредником назначался шеф жандармов Бенкендорф. Лицом, от которого отныне зависела судьба пушкинского творчества и его личная судьба, сделался полновластный начальник III отделения канцелярии его императорского величества Александр Христофорович Бенкендорф. Он искренне считал литературу легкомысленным и вредоносным занятием, всякое проявление свободной мысли — подлежащим искоренению опасным мятежом. Пушкин Бенкендорфа явно раздражал, и он много сделал для того, чтобы отягчить участь поэта в последние десять лет его жизни.

Александр I был лукав и лицемерен, словам его не верили даже в близком кругу. Николай I, сознательно подчеркивая выгодный для себя контраст, разыгрывал прямодушного солдата, рыцаря своего слова, джентльмена. Он демонстративно устранил Аракчеева, вызвав вздох облегчения всей России. Административному бессилию последнего десятилетия царствования Александра I он противопоставил бурную и энергичную деятельность.

Выйдя из царского кабинета в кремлевском дворце, Пушкин был настроен оптимистически. Бодрое настроение поддерживалось в нем единодушным восторгом, с которым московское общество встретило поэта. Он покинул столицу безвестным юношей. Александр I преследовал его, но царю и в голову никогда не пришло бы пускаться с ним в личные объяснения. Ссылка Пушкина взволновала лишь литературные круги, друзья журили его тогда как провинившегося мальчика. Возвращение его было торжественно. Царь беседовал с ним дольше, чем с любым из своих сановников, и после аудиенции во всеуслышание назвал умнейшим человеком России.

Пророк

Написанное в стиле «библейской» поэзии, с введение церковнославянской лексики, стихотворение «Пророк» вобрало в себя черты христианской традиции и древнерусской культуры. Библейские выражения «Пророка»: «шестикрылый серафим», «перстами легкими», «отверзлись вещие зеницы», «горний ангелов полет», «жало мудрыя змеи», «десницею», «грудь отверстую», «бога глас», «и виждь, и внемли», «глаголом жги». Уподобление поэта пророку, волхву, мудрецу принципиально в творческой практике Пушкина. Пушкинский «Пророк» восходит некоторыми своими образами к библейской книге Исайи. Сначала поэт говорит о томлении духовной жажды, которое его гонит в пустыню: уже не Аполлон зовет к своей жертве “ничтожнейшего из детей мира”, но пророческий дух его призывает, и не к своему собственному вдохновению, но к встрече с шестикрылым серафимом, в страшном образе которого ныне предстает ему Муза. Серафим совершает мучительную операцию преображения над поэтом, и после этого поэт призывается богом к пророческому служению. Поразительно зримо представлено само преображение. Оно началось с того, что он стал по иному видеть, стал замечать то, что раньше было скрыто от его взоров, хотя и всечасно пред ними. Затем он лишается прежнего праздного языка и начинает говорить мудро и осторожно. Пугливое, трепетное сердце заменяется пылающим углем. После этого человек сам не в силах еще начать новую жизнь. Но он слышит голос высшей воли, его цель отныне названа. Перерождение пророка дано Пушкиным в тоне высокой патетики, как пробуждение всех творческих сил поэта — глашатая истины, как посвящение в таинство творчества.

В Москве важный литературный центр составляла группа молодых литераторов, связанных с философским кружком «любомудров»: Д. Веневитинов, С. Шевырев, М. Погодин, В. Одоевский, И. Киреевский и др. Все они — выученики Московского университета, младшие братья декабристов, погрузившиеся в изучение немецкой эстетики и пропагандировавшие сочинение немецких романтиков. Любомудры представляли собой новый и непривычный для Пушкина тип молодежи: умеренные в политике, преданные кабинетным занятиям, привычные к систематическому умозрению, серьезные и молчаливые, они заслужили в Москве кличку «архивных юношей» (по службе в Архиве министерства иностранных дел). В дальнейшем из этого круга выдут видные «славянофилы» и друзья Белинского –«западники».

12 октября 1826 г. на квартире у Веневитинова Пушкин читал еще не опубликованного «Бориса Годунова», песни о Степане Разине, недавно написанное добавление к «Руслану и Людмиле» — «У лукоморья дуб зеленый…». Вот как описывает М. Погодин это чтение: «Какое действие произвело на всех нас это чтение, передать невозможно. До сих пор еще — а этому прошло сорок лет — кровь приходит в движение при одном воспоминании…Сцена летописателя с Григорием просто всех ошеломила. Что было со мною, я и рассказать не могу. Мне показалось, что родной мой и любезный Нестор поднялся из могилы и говорит устами Пимена: мне послышался живой голос древнего русского летописателя.»

Мыслями поэт часто уносится в Михайловское, где осталась Арина Родионовна. Так появляется знаменитое стихотворение «Няне» 1826 г., В котором поэт соединяет просторечные слова (голубка дряхлая моя) с высокопоэтической лексикой (подруга дней моих суровых).

Частые разъезды приводят к созданию ряда произведений. Где поэтически воссоздана зимняя дорога. «Зимняя дорога» 1826 г. От этого стихотворения дорога проляжет к поветси «Метель», стихотворению «Бесы» к сценам из «Капитанской дочки».

В 1829 г. Пушкин создаст настоящий гимн русской зиме – стихотворение «Зимнее утро».

Основным вопросом, требовавшим осмысления для поэта, были итоги декабристского движения. Ему предстояло понять, почему так сложилась судьба дворянской революционности. Этому и посвящено стихотворение «Стансы» 1826 г., В котором поэт сравнил время начала реформ Петра I и начало царствования Николая I. Оптимистическая вера, что мятеж в начале правления Петра не закрыл дорогу серьезным реформам, слышится в этом стихотворении. В этом стихотворении Пушкин дал замечательную характеристику Петру, в которой слышни собственные представления поэта об идеальном правителе. Параллель между Петром I и Николаем I настойчиво приходила Пушкину на ум в эти годы.

Но власть видела в Пушкине не великого поэта. Он получил от Бенкендорфа нагоняй по совершенно неслыханному поводу: ему было запрещено не только публиковать, но и читать друзьям не прошедшие цензуру свыше произведения. Сухо отчитав его за чтение «Бориса Годунова», Бенкендорф напомнил требование представлять через него все новые произведения государю.

Сложной и противоречивой была жизнь поэта второй половины 1820-х годов: журнальные отношения и борьба с цензурой, доносы и опасные политические расследования, выговоры Бенкендорфа, а также неясные обстоятельства личной жизни.

В стихотворении «Анчар» Поэт рисует картину зла, которое может нести безраздельная власть. Природное зло – яд дерева Анчар – ограничено и распространяется только силой ветра, но человек, властвующий над другими людьми, способен распространять зло в далекие пределы.

Пушкин не отрекается от идеалов прошлого. Об этом стихотворение «Арион». 26 декабря 1826 г. на вечере у Зинаиды Александровны Волконской — хозяйки аристократического салона — Пушкин встретился с отправляющейся в Сибирь за мужем Марией Волконской. Позже она вспоминала: «…во время добровольного изгнания нас, жен сосланных в Сибирь, он был полон самого искреннего восхищения: он хотел передать мне свое „Послание к узникам“ („Во глубине сибирских руд…“ конец 1826 г.) Для вручения им, но я уехала в ту же ночь, и он передал его Александре Муравьевой».

В эти годы выходят в печать многие его произведения. В это время он пишет неоконченный роман “Арап Петра Великого”, продолжает писать “Евгения Онегина”, в короткое время пишет поэму “Полтава”.

Важным был поворот к прозе. Летом 1827 г. в Михайловском Пушкин начал исторический роман из эпохи Петра I (в дальнейшем он стал публиковаться под не принадлежавшим Пушкину заглавием «Арап Петра Великого»). Роман не был закончен, и в 1829 г. Пушкин приступил к другому произведению в прозе — роману из современной ему жизни («Роман в письмах»), одновременно работая еще над одним произведением, действие которого должно было развертываться в светском обществе той же эпохи («Гости съезжались на дачу…»).

Полтава (1828) Декабристы были романтиками в своем подходе к истории. Мировые события определялись, по их мнению, героическими личностями, призванными руководить пассивной «толпой», случайность рождения героя ускоряла или совсем изменяла ход исторических событий. В противовес этому Пушкин пришел к выводу о закономерности хода исторического развития: история рисовалась ему как поступательный процесс, определяемый глубоко скрытыми объективными причинами. В борьбе с романтическим субъективизмом Пушкин был склонен в 1826—1829 гг. даже резко преуменьшать роль личной активности отдельного человека. В споре с личностью история представлялась ему всегда заведомо правой. Резкие антиромантические выпады сочетались в его сочинениях этих лет с прославлением победоносного хода Истории, которая в его мыслях чаще всего воплощалась в образе Петра Великого.

Но сам поэт не может подчиниться спокойному ходу времени. Пушкин мечется, ему не сидится на месте: в 1826 г., после разговора с царем и краткого пребывания в Москве, он едет в ноябре в Михайловское, но в декабре уже возвращается в Москву, откуда в мае 1827 г. едет в Петербург, в июне — в Михайловское, в октябре — снова в Петербург. В 1828 г. — ряд неудачных попыток уехать в длительное путешествие: просьбы разрешить ему поездку в действующую армию на Турецкий фронт, за границу — в Европу, в Азию — встречают отказы.

Неудача декабрьского восстания гибельно отразилась на общественно-политическом развитии России. Прямым следствием победы Николая I и удаления из общественной жизни лучшей части дворянской молодежи явилось резкое падение общественной нравственности. Внезапно появилась целая армия доносчиков-энтузиастов. На Пушкина пишут доносы, обвиняя его в безнравственных сочинениях и антиправительственных стихах. Ему приходилось мучительно объясняться.

В личном поведении Пушкин испытывал неудержимую потребность игры с судьбой. Если прежде это были дуэли, то теперь карточная игра. Так готовились впечатления для «Пиковой дамы».

С 1827 года Пушкин задумывается над устройством семейной жизни. В 1828 году он делает попытку вступить в брак с Анной Олениной. Получает отказ, следует еще несколько неудачных попыток сватовства. В 1829 году Пушкин приезжает из Петербурга в Москву и сватается к Наталье Николаевне Гончаровой, на что получает отказ.

В мае 1829 г. Пушкин уезжает на Кавказ, вопреки отказу Николая I. Свою поездку на Кавказ Пушкин описывает в “Путешествии в Арзрум”. Кавказ привлекал Пушкина не только романтическими воспоминаниями — здесь он рассчитывал встретиться с друзьями юности и ссыльными декабристами. 26 мая Пушкин приехал в Тифлис, куда уже прибыло из столицы распоряжение о секретном надзоре за ним. В начале июня он в действующей армии, встречается с лицеистом Вольховским, Н. Н. Раевским-сыном, в палатке которого живет все это время, братом Пущина Михаилом, многими ссыльными декабристами. Опасность не страшила Пушкина. Его видели с пикой в руках в передовой цепи атакующих казаков. Солдаты с недоумением смотрели на штатскую фигуру в цилиндре и, считая его священником, звали «батюшкой».

Возвращение Пушкина с Кавказа было принято с величайшим раздражением, Николай I требовал объяснений. В конце 20-х гг. Пушкин ведет постоянные схватки с журналистом Булгариным, поэт пытается собрать все лучшие литературные силы России.

В апреле 1830 года Пушкин делает новое предложение Наталье Гончаровой, и на этот раз оно было принято. В семье Гончаровых было потребовано от Пушкина официальное удостоверение от Бенкендорфа, что он не находится под полицейским надзором. Также их интересовало материальное положение Пушкина.

6 мая 1830 г. состоялась, наконец, помолвка Пушкина с Н. Н. Гончаровой. Отец выделил ему деревеньку Кистеневку с 200 душами крестьян, расположенную в Нижегородской губернии, вблизи от отцовского имения с. Болдино. Поэт отправился туда, чтобы оформить дела по введению во владение имением, рассчитывая быстро управиться, затем заложить имение и вернуться в Москву, чтобы справить свадьбу.

1 сентября 1830 года Пушкин уехал в Болдино, предварительно поругавшись с матерью Гончаровой, после чего вопрос о браке остался открытым.

(function(){