«Он весь — дитя добра и света» (по лирике А. С. Пушкина)

Коллекция сочинений: “Он весь — дитя добра и света» (по лирике А. С.Пушкина)

Поэзия Пушкина — неисчерпаемая сокровищница для всех, кто умеет наслаждаться не только выразительностью художественных образов и красотой родной речи, но и мудро­стью мысли, жизненным опытом — плодом долгих разду­мий и глубоких чувств — “ума холодных наблюдений и сердца горестных замет».

В лирике великого поэта раскрывается вся его личность, его характер, его душа, отношение к окружающему миру; его думы и переживания.

Перелистывая страницы стихов Пушкина, мы становимся как бы свидетелем его духовного возмужания и художе­ственного развития, становления его мастерства, где нерас­торжимы реальная действительность, поэтическое содержа­ние и художественная форма.

Трудно найти в наследии поэта стихи, в которых не высказывался бы взгляд на окружающий мир, на место чело­века в нем, на “проклятые вопросы» жизни и смерти, счастья и долга, то есть на основные вопросы философии.

Уже с лицейских лет А. С. Пушкин размышлял о челове­ке и его месте в мире и выдвинул свое представление о цели и форме человеческой жизни, пытаясь осмыслить ее как яв­ление временное, признать закономерности вечного движе­ния, смены поколений, бессмысленность попыток идти напе­рекор естественным законам бытия, умирание старого и на­рождение нового и одновременно утверждение вечной жизни

Природы, прославление человеческой жизни, освещенной ра­зумом и глубокими чувствами.

Размышляя о скоротечности жизни, Пушкин постоянно думал о ее неизбежном исходе:

Я говорю: промчатся годы,

И сколько здесь ни видно нас,

Мы все сойдем под вечны своды —

И чей-нибудь уж близок час.

Однако мысль о смерти внушает ему не уныние, а покор­ность воле божией и примирение со своим жребием.

В стихотворении “Вновь я посетил» поэт подводит итоги своих раздумий о смысле жизни, о своей судьбе и в то же время говорит о будущем, выражает свое утверждение жизни, ее неизменного круговорота. Минувшее встает перед поэтом как признак перемены, как свидетельство об “общем законе» развития жизни. Основным для понимания философских взглядов поэта является стихотворение “Два чувства дивно близки нам», в котором утверждается мысль о том, что чело­век лишь тогда человек, когда он любит родные места и чтит могилы отцов.

Величие человека — в его “самостоянье», то есть в уни­кальности, в единичности. В равенстве только самому себе. Но такое самосостояние — не извне, животворящая сила — сам человек, творящий себя.

Во многих своих стихах поэт размышлял о степени зави­симости человека от той среды, в которой он формировался. Среда могущественна, она влияет на людей, но, по мнению поэта, человеком имеет право называться тот, кто способен восставать против враждебных ему условий. “Ты понял жиз­ни цель: счастливый человек», — писал он в стихотворении “К вельможам» в 1830 году, восхищаясь способностью адре­сата этого стихотворения воспринимать жизнь в ее многооб­разии, принимать в ней честное и чистое, отвергать и прези­рать в ней грязное и пустое.

Есть одно малоизвестное стихотворение, в котором Пуш­кин описывает те два царящие в жизни начала, греховные начала, что служили причиной его первоначального отступле­ния от детской чистоты и веры. Это — демон гордыни и демон разврата. Ту небесную чистоту, которую проповедует “величавая жена» в стихотворении “В начале жизни школу помню я», Пушкин сознательно отвергает. Но в нем сильны настроения раскаяния и переживания. Пушкин почувствовал, что душа его оказалась на перепутье. По какому пути идти? Человек состоит из двух миров: внешнего — телесного и внутреннего, скрытого — духовного. Вначале, когда человек только начинает свое земное существование, душа его чиста и светла, но ему предстоит трудный выбор: прожить жизнь, полную лишений, но со светлой совестью или поддаться же­ланию тела — замарать свою душу.

Сила души Пушкина заключается в том, что он жаждет света, преклоняется перед чистотой:

И жар невольный умиленья

Впервые смутно познавал.

Это победа над демоническим насмешливым взглядом на жизнь. А куда стремится душа Пушкина? Ввысь, освобо­диться от гордыни, свершить христианский подвиг человечес­кой души:

Туда б, в заоблачную келью,

В соседство Бога скрыться мне!

Долгие годы духовной борьбы с собою доказали возмож­ность падения чистоты и для падения — путь возрождения:

И с отвращением читая жизнь мою,

Я трепещу и проклинаю,

И горько жалуюсь,

И горько слезы лью,

Но строк печальных не смываю.

Эти сомнения, страсти, охватывающее отчаяние и развива­ют чувства, мысли, делают человека человеком. Проникно­венно звучит молитва Пушкина:

Владыко дней моих! дух праздности унылой,

Любоначалия, змеи сокрытой сей,

И празднословия не дай душе моей,

Не дай мне зреть мои, о боже, прегрешенья,

Да брат мой от меня не примет осужденья.

С верой и надеждой в свои силы отвечает Пушкин Фила­рету:

И ныне с высоты духовной

Мне руки простираешь ты

И силой кроткой и любовной

Смиряешь буйные мечты.

Сосредоточение своего чувства на своем покаянии не зак­рывает сердце поэта к людям, к России. Поэт понимал жизнь как труд, как выполнение долга перед людьми, как гармони­ческое единство темного и светлого, не отчаивался в горькие минуты, не обольщался в светлые.

Простая жизнь дарит человека дружбой, любовью, созна­нием родства с родной природой.

Сколько прекрасных стихотворений посвятил поэт друзь­ям, всю жизнь оставаясь верным святому братству. Стихо­творения, посвященные лицейским годам, останутся навсег­да непревзойденными шедеврами лирики поэта.

Радость, доставляемая любовью, дар человеку от матери-природы. Любовь порождает вдохновенье, помогает по­эту воссоздать красоту женщины и физическую, и духов­ную: “Няне», “Я помню чудное мгновенье», “Мадонна» и дру­гие.

Волшебное перо поэта превращает любовь в возвышенное, чистое и прекрасное чувство, лишенное эгоизма.

Итак, жизнь таит в себе и горе, и радость, и человек, рожденный поэтом, не должен страдать от сознания неизбеж­ности смерти:

И пусть у гробового входа

Младая будет жизнь играть,

И равнодушная природа

Красою вечною сиять.

Поэт призван совершить великий подвиг — помочь лю­дям осознать себя, окружающий их мир, постигнуть мудрость мироздания.

Пушкин восстает пророком, долг которого “глаголом жечь сердца людей». Пророк у Пушкина выступает как провозвестник истины, несет людям мудрость, знание при­роды и законов, управляющих вселенной и человеческими судьбами. Рассказ пророка о нисшедшем на него вдохнове­нии выдержан в том библейском стиле, которым написана книга пророка Исайи. Для Грибоедова важно само пред­ставление о пророке, понимание его миссии. В библейском представлении пророчество было силой, которая могуще­ственно влияла на судьбу людей, а носители ее явились избранниками, наделенными даром провидения. Показы­вая творческое прозрение поэта, Пушкин изображает его томимым духовной жаждою. Явление Серафима знаменует рождение того вдохновения, которое отличает пророков и поэтов.

Русский поэт философски осмыслил свою жизнь, свое слу­жение отчизне, сказав:

И неподкупный голос мой

Был эхо русского народа.

(“Н. Я. Плюсковой»)

Еще более выразительно он определил свою заслугу перед родиной и народом в стихотворении “Я памятник себе воз­двиг нерукотворный…»

Не “зарастет» народная тропа к Пушкину.

Его поэзия глубоко проникает в душу внимательного чи­тателя, и этому способствует широкое философское осмысле­ние мира и место человека в нем, придающее стихам поэта общечеловеческое, высоконравственное значение.

На всю жизнь мы запоминаем строки:

Служенье муз не терпит суеты;

Прекрасное должно быть величаво.

(“19 октября»)

(function(){