Образование дворянства. А. Д. Галахов

«С тринадцати лет наступила для молодого Сербина пора научного образования. Зажиточному помещику не было в то время надобности отдавать единственного сына в гимназию или частный пансион. Ни то, ни другое учебное заведение не давало тогда никаких видных прав. Обучавшийся дома нисколько не терял от этого ни в военной, ни в гражданской службе. Наоборот, он выигрывал в числе учебных лет, а при известной протекции – в чинах и наградах. Поэтому из Москвы был приглашен Курганов. Этот учитель как раз пришелся к воспитательным идеям деда: он был вольтерьянец, вдобавок любивший рюмочку и не имевший понятия о нравственной сдержанности. Зная хорошо математику, он преимущественно занимал ею своего ученика, проходя с ним также другие науки: историю, географию, русскую грамматику».

Источник: А. Д. Галахов. Записки человека. М., 1999 г. С. 45

«По поводу моей практики в великосветских московских семействах я должен заметить, что запрос на уроки русского языка проистекал вовсе не из настоятельной в нем потребности, еще менее из любви к родному слову. Ни то, ни другое не могло явиться там, где без родного слова обходились очень удобно, где каждый и каждая гораздо свободнее объяснялись на французском диалекте. Факт объясняется взглядом правительства на народное образование. Оно, согласно с намерением и волей государя, должно было совершаться «в духе православия, самодержавия и народности». Подчиняясь этой формуле, русское юношество стало предпочтительнее воспитываться в отечественных учебных заведениях, а не в пансионах, содержимых иностранцами, или дома, под крылом иностранных гувернеров».

Источник: А. Д. Галахов. Записки человека. М., 1999 г. С. 110-111

(function(){