Нравственный и художественный поиск современной литературы

Коллекция сочинений: Нравственный и художественный поиск современной литературы

Современная литература достойно продолжает традиции классики.

В. Белов, подобно Л. Толстому, любовно выписывает все детали. У писателя чувствуется явное любование ушедшим, которое, как считает писатель, восстановить можно, но при г огромном напряжении сил. Для этого надо быть в ладу с природой и самим собой.

“Плотницкие рассказы» — характерное произведение для всех “деревенщиков». Олеша и Авинер — два старика. Олеша живет по Божеским законам, в награду ему за это — розовая лысина. Авинер выбился в деревенские начальники, когда ко­локол сбросил с церкви, да еще малую нужду оттуда справил. Конечно, он годился в начальники. Авинер всегда умел показать себя приверженцем новых идей. У Олеши даже нет пенсии, а у Авинера — персональная. Для Белова это вечный конфликт нравственного и бесовского.

В. Распутин продолжает эту тему. Его мужики и бабы живут теми естественными ценностями, которые мы сейчас теряем. Для писателя важен не социальный, а нравственный конфликт.

В повести “Последний срок» сюжет предельно прост, но идеи важные. Анна созывает дочерей, якобы на похороны. При встрече для автора завязывается все, хотя внешне ничего не происходит. Все вспоминают детство, ждут Танчару (Татья­ну). Через два дня дети разъезжаются, а Анна умирает.

Анна жила так, как жили до нее многие поколения, ее бабка, мать. Это жизнь в ладу с миром и собой. Анна приходит к выводу, что не зря прожила жизнь. Есть от кого (от детей) уйти и к кому. Себя Анна судит по самой высокой мерке. За Танчару она судит себя. Чтобы выкормить дочь, мать воровала молоко. Теперь, думает Анна, дочь расплачивается за грехи матери. Программным произведением писателя становится “Прощание с Матерой». Молодым непонятно, за что цепляются старики. Дарья, перед тем как уйти, обряжает избу, как покойника. А вскоре родные избы полыхнут. Этот огонь станет символом для Распутина, который он доведет до высшей точки в повести “Пожар». Горят орсовские склады. “Только окружающие не тушат его, а тащат все, что могут. Это не люди, а архаровцы, перекати-поле, которые за деньги все “сделают, кого и что хочешь погубят: будут сажать деревья или рубить их, ради премии. Эти герои живут одним днем с психологией: “После нас хоть потоп». Это временщики без корней.

Дарья прощается с домом, который отец строил, где она детей рожала, счастлива была с мужем. А вокруг уже топоры уда­рили, не пощадили кладбищенских крестов.

Белов и Распутин — писатели-”деревенщики» с близкой философией. А выводы делают разные. Белов корни зла видит в пришлых инородцах, жидах. Распутин винит горожан-чиновников, которым все безразлично, они иваны, не помнящие родства. Это страшно: если сегодня ты разоряешь кладбище, то завтра убьешь старика.

В. Астафьев же видит корень зла в советской системе, которая исковеркала человека. В повести “Царь-рыба» появляется герой Гога, он горожанин, который из фронтовой награды старика сделает блесну для ловли рыбы. Гога Герцев (намек на Герцена) — это символ советской системы, уничтожающей душу человека. В рассказе “Людочка» простую деревенскую девушку уничтожили, надругавшись над ней. Отчим мстит обидчикам. Добро якобы торжествует. Но добро не нравственное, а лишь физическое. В “Печальном детективе» тетка Шапа жалеет своих обидчиков.

Город для Астафьева — корень зла. “Надежда на то, что человеческое в человеке пробьется». Но общество ко всему равнодушно, никто никого не жалеет. “Деревенщики» прихо­дят к выводу, что мир разрушен, душа осталась только в ста­риках и старухах, а дети уже все утеряли. “Деревенщики» предлагают военно-патриотическое принудительное воспитание. Они говорят, что с приходом цивилизации мы утеряли что-то важное, древние корни, естественную жизнь.

Туман окутал Матеру, только листвень виден. Что это — крест на могиле или маяк надежды? Это трагедия великого разлада прошлого и настоящего, отрыва от корней, от естест­венной жизни. Когда разрешится эта трагедия?

В современной прозе В. Маканина, Т. Толстой, В. Ерофеева, Л. Петрушевской появился новый герой — не подлец, не мерт­вец, но и не “луч света в темном царстве», а обычный человек. Эти писатели на мир смотрят по-другому. Их прозу называют “другая». Они провозгласили, что отказываются от догмата идеологии, от всего, что составляло идеалы литературы XIX ве­ка, ибо ее гуманизм погиб в печах Освенцима и ГУЛАГа. У “другой» прозы есть несколько характерных черт: она оппози­ционна ко всему официальному, иронична и пародийна.

В повести Пьецуха “Новая московская психология» пре­дельно простой сюжет. Пропала старушка из коммуналки. Со­седи, не долго переживая, решили разделить жилплощадь. Между ними разгорается настоящая война за эти метры.

Пародия любима Татьяной Толстой. В этом жанре написан сборник “На золотом крыльце сидели». Рассказ “Круг», один из интереснейших в сборнике, довольно забавный, но это толь­ко на первый взгляд. Жизнь героя показана в абсурдном све­те. Прожив довольно счастливую и благополучную жизнь, Ва­силий Михайлович понимает, что не знает жизни, ему хочет­ся перемен: он уходит к Кларе, потом к Свете… Изольде — возвышенной, неземной женщине, но ему захотелось котлет и… он вернулся домой. На сорокалетие ему подарили: радио­лу, фотоаппарат, часы… Это не жизнь, а замена жизни. Жизнь героя бесконечна и однообразна. Ему не по плечу Изо­льда, ему привычнее с котлетами.

В повести Вениамина Ерофеева “Москва — Петушки» пока­зана современная жизнь с параличом веры, безудержным пьян­ством. Порой писатель романтизирует пьянство. Возникает энергия бунта. Хоть в канаву с бутылкой, но не буду участво­вать во всеобщем обмане. Какое-то пьяное юродство. И еще один пласт: Веничка никогда не доедет до Петушков, где ждет его любимая. Ангелы отступают, а вступают бесы. Это эпита­фия спившимся, так как в этой стране всегда было легче с пья­ными и пьяным. Пьяные —добрые, трезвые — безжалостные. Книга отталкивает безудержным пьянством. Но это “плач» по поколению, которое не хочет участвовать в говорильне. Для со­временной прозы характерна замаскированность авторской позиции, отстраненность писателя от изображаемого, нежелание давать нравственные оценки героям и событиям.

Герои Петрушевской так же в разладе со всеми, с миром, в котором живут. Ее герои погружены в себя, свои пережива­ния, неустроенность, внешний мир их не интересует. Они оди­ноки, брошены самыми близкими и родными.

Это направление получило название постмодернизма. Это отказ от человека как высшей ценности жизни. Направление перекликается с модернизмом, разрывая все, что было нара­ботано классической литературой XIX века. Но видеть в этом отражение жизни не хочется, слишком все пессимистично.

(function(){