Несколько замечаний и комментарий о чтении «Хамелеона»

Традиционно известно несколько путей для организации первого выразительного чтения в классе этого рассказа. Наиболее часто в современной методике используются два из них: текст звучит в исполнении профессионального чтеца (в записи) или рассказ читает Читатель. Гораздо реже, чем прежде, учителя используют на первом этапе чтение рассказа в лицах заранее подготовленными учащимися. В современной школьной практике мы не встречаем обращения к самостоятельному чтению рассказа в начале изучения: современный Читатель хочет видеть, смеются ли все над «Хамелеоном» и над чем они смеются. Каждый из названных вариантов первоначального чтения «Хамелеона» имеет свои достоинства, они подробно описаны в методической литературе.

Интересны наблюдения И. М. Орешниковой над тем, как Читатель читает на уроке рассказ и как воспринимают это чтение Читатели: «Читаю рассказ сама, паузами, интонациями донося смысл сценки, разыгравшейся в отупевшем от жары и скуки городке. Начало рассказа читаю в замедленном, чуть ленивом темпе… Возникновение скандала закономерно и все равно неожиданно. Вопли Хрюкина, описание толпы, «словно из земли выросшей», вызывают в классе первые улыбки.

Читаю следующую сценку — смену мнений Очумелова о собаке, Хрюкипе, характере этого происшествия, даже о погоде,— слежу за лицами нас. Большинство смеется, воспринимая лишь комическую сторону: вот трусит при упоминании о генерале полицейский надзиратель! И лишь несколько человек задумываются и грустнеют после заключительной фразы Очумелова: «Я еще доберусь до тебя!»

Свидетельство Читательницы заставляет нас обратить внимание па правильность выбора общего тона при чтении «Хамелеона», о развитии интонаций чтеца в связи с неожиданными сменами настроения и ситуаций в рассказе. И здесь автор статьи, безусловно, прав.

В статье поставлен и другой принципиальный вопрос, возникающий при чтении «Хамелеона»: о необходимости наблюдать за непосредственной реакцией у себя. Можно сказать, что К. М. Ореш-никова описывает благополучный случай эмоциональной реакции в процессе чтения. Более того, вряд ли и стоит ставить перед первоначальным чтением иные цели, кроме живого, непосредственного отклика на комические метаморфозы незадачливого полицейского надзирателя. Непосредственный смех при чтении «Хамелеона» — важнейшая основа всего изучения рассказа. Глубокий обобщающий смысл чеховского обличения можно будет показать и при дальнейшей работе.

Обращаясь к основной художественной задаче чтения, важно иметь в виду острую занимательность и типично фабульное построение рассказа. Как пишет А. Дерман, «сюжет «Хамелеона», действуя подобно пружине, сам как бы и создает рассказ: в нем работает внутренняя логика развития сюжетной ситуации. «Сотворчество» читателя, вызывать которое Чехов всегда стремился, здесь чрезвычайно облегчено фабулой: одно вытекает из другого с такой ясной необходимостью, что, кажется, прерви писатель свой рассказ на середине, и читатель уже сам поведет его дальше, без труда заставляя полицейского надзирателя Очумелова, подобно маятнику, качаться из стороны в сторону».

С нашей точки зрения, лучше всего, если рассказ прочитает Читатель: в исполнении мастера-чтеца литературное восприятие осложняется элементами актерского искусства. Когда рассказ читают все, то внимание класса переключается в известной мере на оценку исполнения своих товарищей. Вот почему целесообразнее использовать такое чтение в последующей работе над рассказом.

В частности, задание в учебнике-хрестоматии рекомендует инсценировку или чтение рассказа в лицах на заключительном этапе как итоговую форму самостоятельной работы над текстом.

(function(){