Начало московско-тверской распри о золотом ярлыке: московский князь Юрий и его двоюродный дядя тверской князь Михаил

Текст сокращен, в скобках даны пояснения, которые отсутствуют в оригинальном тексте.

(В XIV веке) место родовых споров между князьями заступило соперничество по праву силы: Юрий московский был также силен, если еще не сильнее Михаила тверского, и потому считал себя вправе быть ему соперником.

Юрий недаром жил в Орде; он умел сблизиться с семейством хана и женился на сестре его, Кончаке, которую при крещении назвали Агафиею. Ханский зять возвратился в Русь с сильными послами татарскими, из которых главным был Кавгадый. Наконец войска Юриевы пошли в Тверскую волость и сильно опустошили ее; послы Кавдыгеевы ездили в Тверь, к Михаилу, с лестию, по выражению летописца, но мира не было, и в 40 верстах от Твери при селе Бортеневе произошел сильный бой, в котором Михаил остался победителем; Юрий с небольшой дружиной успел убежать в Новгород, но жена его, брат Борис, многие князья и бояре остались пленными в руках победителя.

Юрий явился опять у Волги (в Тверских землях), и с ним весь Новгород и Псков…понятно, что Новгород должен был вступиться за Юрия, не ожидая себе добра от усиления Михаилова. Тверской князь вышел навстречу сопернику, но битвы не было: заключили договор, по которому оба соперника обязывались идти в Орду и там решать свои споры; Михаил обязывался освободить жену Юриеву и брата. Но жена Юриева не возвратилась в Москву: она умерла в Твери, и пронесся слух, что ее отравили…

Начальником всего зла летописец называет Кавгадыя… Кавгадый наклеветал хану на Михаила, и рассерженный Узбек велел схватить (третьего, младшего) сына Михаилова Константина, посланного отцом перед собою в Орду; хан велел было уморить голодом молодого князя, но некоторые вельможи заметили ему, что если он умертвит сына, то отец никогда не явиться в Орду.

…Михаил отправился в Орду, настиг хана на устье Дона, по обычаю, отнес подарки всем князьям ордынским, женам ханским, самому хану и полтора месяца жил спокойно; хан дал ему пристава, чтобы никто не смел обижать его. Наконец Узбек вспомнил о деле… Начался суд; два раза приводили Михаила в собрание вельмож ордынских, где читали ему грамоты обвинительные: «Ты был горд и непокорлив хану нашему, ты позорил посла ханского Кавдгадыя, бился с ним и татар его побил, дани ханские брал себе, хотел бежать к немцам с казною и казну в Рим к папе отпустил, княгиню Юрьеву отравил». Михаил защищался, но судьи стояли явно за Юрия и Кавгадыя. В другой раз Михаила привели на суд уже связанного; потом отобрали у него платье, отогнали бояр, слуг, духовника, наложили на шею тяжелую колоду…На глазах его были всегда слезы, потому что он предугадывал свою участь. Прошел еще день, и Михаил велел отпеть заутреню, исповедовался, потом сказал: «Дайте мне псалтырь, очень тяжело у меня на душе». Вдруг вскочил отрок в вежу, бледный, и едва мог выговорить: « Господин князь! Идут от хана Кавгадый и князь Юрий Данилович со множеством народа прямо к твоей веже!» Михаил тотчас встал и со вздохом сказал: «Знаю, зачем идут, убить меня», — и послал сына своего Константина к ханше.

Юрий и Кавгадый отрядили к Михаилу в вежу убийц, а сами сошли с лошадей на торгу, потому что торг был близок от вежи, на перелет камня. Убийцы вскочили в вежу, разогнали всех людей, схватили Михаила за колоду и ударили его об стену, так что вежа проломилась; несмотря на то, Михаил вскочил на ноги, но тогда бросилось на него множество убийц, повалили на землю и били пятами нещадно; наконец один из них именем Романец, выхватил большой нож, ударил им Михаила в ребро и вырезал сердце. Вежу разграбили русь (очевидно русские из окружения московского князя Юрия) и татары, тело мученика бросили нагое.

Когда Юрию и Кавгадыю дали знать, что Михаил уже убит, то они приехали к телу, и Кавгадый с сердцем сказал Юрию: «Старший брат тебе вместо отца; чего же ты смотришь, что тело его брошено нагое?» Юрий велел своим прикрыть тело, потом положили его на доску, доску привязали к телеге и перевезли в город Маджары; …из Маджар повезли тело в Русь, привезли в Москву и похоронили в Спасском монастыре.

Из бояр и слуг Михайловых спаслись только те, которым удалось убежать к ханше; других же ограбили донага, били как злодеев и заковали в железа (1319 г.).

В 1320 году Юрий возвратился в Москву с ярлыком на великое княжение и привел с собою молодого князя тверского Константина и бояр его в виде пленников; мать и братья Константиновы, узнавши о кончине Михаила и погребении его в Москве, прислали просить Юрия, чтоб отпустил тело в Тверь; Юрий исполнил их просьбу не прежде, как (второй по старшинству) сын Михаилов Александр явился к нему во Владимир и заключил мир, вероятно, на условиях, предписанных московским князем.

(Из «Истории России…» С. М. Соловьева)

Начало московско-тверской распри о золотом ярлыке: московский князь Юрий и его двоюродный дядя тверской князь Михаил

Константин Михайлович был женат на дочери московского князя Юрия – Софье. В последующее время он был ставленником Москвы в Тверском княжестве. Константин дважды занимал великокняжеский тверской престол в 1327-1337 и 1339-1345 годах. Пытался ладить с Москвой.

Соловьев С. М. История России с древнейших времен. М., 1988. Кн. II. Т. 3. С. 213—224.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Школьный софт – сборники сочинений, готовые домашние задания по всем предметам