Литературная деятельность Одоевского

В новелле «Город без имени» 1839 Одоевский, используя фантастику как литературный прием, раскрывает губительное влияние бездуховности, вред утилитаризма. Жители безымянного фантастического города, следуя учению одного из своих молодых пророков, договорились руководствоваться только соображениями собственной пользы, отбросив общие интересы, религию, искусство и даже совесть. Мальчики уже с двенадцати лет начинали откладывать деньги для будущих торговых операций, девушки вместо романов читали трактаты о прядильных машинах, в семействах не было «ни бесполезных шуток, ни бесполезных рассеяний,- каждая минута была разочтена:- жизнь беспрестанно двигалась, вертелась, трещала». Театры были оставлены только такие, которые доказывали, что «польза есть источник всех добродетелей». Последствия такого голого практицизма, господства коммерческих интересов оказались плачевными: наука и искусства «замолкли совершенно», промышленность «тянулась по старинной избитой колее и не отвечала возросшим требованиям», перед человеком предстали «неожиданные, разрушительные явления природы», между людьми начались раздоры, исчезла нравственность, музыка превратилась в «однообразную стукотню машин», живопись превратилась в «черчение моделей».

Литературная деятельность Одоевского началась в стенах пансиона «Разговор о том, как опасно быть тщеславным», 1821, но популярность его повести получили в 30-е годы. Тематика и поэтическая структура произведений Одоевского характеризуется большим разнообразием. В одной группе рассказов и повестей «Бал», 1833; «Княжна Мими», . 1834; «Княжна Зизи», 1839 Одоевский в непосредственной форме обличает высший свет, показывая мелочность его интересов, лицемерие и бездуховность. Здесь можно говорить о преобладании сатирико-реалистических интонаций. Другая группа прозаических произведений посвящена изображению бюрократии, чиновничества, человеческого «двоемирия» в условиях борьбы за «выживание» «Бригадир», 1833; «Сказка о мертвом теле, неизвестно кому принадлежащем», 1833, и др.. В этих произведениях сатира Одоевского выражена в форме иносказания, гротеска, смыкаясь подчас с фантастикой. Реалистический план изображения соединяется с романтическим. Такая манера роднит его с Гофманом, Наконец, третью группу прозаических произведений составляют повести и романы Одоевского символико-философского плана «Сегелиель», 1839; «4338 год», 1840; «Русские ночи», 1844. 13 произведениях этого цикла усилены романтические элементы, преимущественная роль принадлежит фантастике, условно-аллегорическим образам, нередко приобретающим мистико-романтическую окраску. Однако для всех названных групп повестей и рассказов Одоевского характерно наличие острой аналитической мысли. Одоевского можно считать одним из родоначальников интеллектуальной прозы.

Центральные идеи «Русских ночей» связаны с утверждением четырех стихий человеческой жизни: науки, искусства, любви и веры как основы прогресса и разумного человеческого существования. Гармоническое сочетание этих стихий, по мысли Одоевского, есть высший Идеал, стремление к которому может дать человеку ощущение счастья. Уточняя свое понимание сущности человеческой жизни, писатель приходил то к глубоким и перспективным выводам, то к спорным, а порой откровенно мистическим. В этом заключалась противоречивость его философской концепции. Однако ее художественное воплощение всегда оказывалось оригинальным и поучительным.

Одоевскому-прозаику присуще, как справедливо заметил Белинский, стремление «найти новые источники мыслей и новые формы для них» V

(function(){