Лермонтов ярко характеризует данный образ в своем стихотворении «Поэт»

Здесь он использует символ-иносказание для сравнения поэта с грозным оружием. Кинжал, который когда-то «не по одной груди провел… страшный след

И не одну порвал кольчугу» теперь «игрушкой золотой… блещет на стене —

Увы, бесславный и безвредный!» Так же и поэт, чей стих «звучал, как колокол на башне вечевой

Во дни торжеств и беж народных» «свое утратил назначенье,

На злато променяв ту власть, которой свет

внимал в немом благоговенье». Эти два стихотворения Пушкина и Лермонтова показывают то, что и современники не понимают и не ценят труд поэта несмотря на важность проблем, освещаемых им. Необходимо отметить, что оба русских классика называют стихотворца пророком. Об этом сказано в их произведениях с одинаковым названием – «Пророк». В них как нельзя более ярко выражены размышления Пушкина и Лермонтова о том, кто же такой поэт и как оценивается его труд обществом. На основе этих двух стихотворений лучше всего описывать образы поэта-пророка в лирике двух великих классиков. Сперва обратимся к пушкинскому варианту. В нем автор изображает превращение человека в нечто большее, чем просто в поэта. «Шестикрылый серафим» наделяет его «вещими зеницами», «жалом мудрых змей», вместо сердца помещает ему в грудь «угль, пылающий огнем». Но даже теперь поэт еще не становится тем, кем он должен стать. Для этого ему нужна цель, идея, ради которой он живет. И эта цель дается ему свыше – «глаголом жечь сердца людей». В своем стихотворении Пушкин показывает поэта, отличающегося от простого люда, показывает очевидное его преобладание над всеми остальными. Чуть более чем через десять лет Лермонтов пишет своего «Пророка», своеобразное продолжение пушкинского. Если у его предшественника поэт-пророк показан в минуту торжества, наделенного всеми нужными качествами для провозглашения истины, то у Лермонтова образ гораздо более трагичен. Автор говорит о том, что наделенный божественным даром поэт-пророк не понят людьми, отвергнут ими: Смотрите ж, дети, на него: Как он угрюм. И худ, и бледен! Смотрите, как он наг и беден, Как презирают все его! Причем писатель обращает внимание читателя на то, что не нужен он только людям («Мне тварь покорна там земная;

и звезды слушают меня»). Несмотря на то что и у Пушкина упоминается, что поэт одинок и не понят в этом мире, у Лермонтова такое противостояние доведено до абсолюта. Поэтому произведения последнего трагичнее по своему сюжету. Возможно, это объясняется тем, что великие классики жили в разное время. Пушкин является носителем оптимистических декабристских идей, а Лермонтов – дитя эпохи разочарования, пессимизма, реакции, наступившей в стране после подавления восстания декабристов. Существует еще одно различие в восприятии образа поэта-пророка двумя писателями, которое достаточно ярко показано стихотворением А. С. Пушкина «Памятник». Великий классик чувствует, что без людей его творчества не будет. Ему очень важен народ, так как это прежде всего будущий читатель его стихов («И долго буду тем любезен я народу…» или «К нему не зарастет народная тропа…»). Следовательно, несмотря на то что сегодня его произведения не воспринимаются так, как хочет этого автор, Пушкин верит, что в будущем они обязательно будут оценены по достоинству: Слух обо мне пройдет по всей Руси великой, И назовет меня всяк сущий в ней язык, И гордый внук славян, и финн, и ныне дикой Тунгус, и друг степей калмык. У Лермонтова же иная точка зрения на этот счет. Он пессимистично смотрит на будущее, которое в его глазах «иль пусто, иль темно». Он не верит в людей, в их способность понять и оценить труд истинного поэта. В этом заключается одно из самых больших различий образов поэта-пророка Пушкина и Лермонтова. Александр Сергеевич видит светлое будущее русской поэзии. Но для того, чтобы следовать собственному предназначению и пониманию своего долго перед народом и собой, будущий поэт должен учесть своеобразное наставление, каковым является обращение к музе в последней строфе «Памятника»: Веленью божию, о муза, будь послушна, Обиды не страшась, не требуя венца; Хвалу и клевету приемли равнодушно И не оспаривай глупца. В заключение следует сказать, что несмотря на схожесть образов поэта-пророка в лирике Пушкина и Лермонтова, различия довольно заметны. Пушкинский поэт горд своим предназначением, он верит, что настанет тот день, когда его стихам удастся проникнуть в сознание и сердца людей. Это делает образ величественным, вселяет в нас оптимизм. У Лермонтова же поэт показан во время его поражения перед людским непониманием, и будущего у творчества лермонтовского героя нет. Поэтому его образ явно более трагичен и пессимистичен. Конечно, политическая ситуация в стране не могла не отразиться на формировании таких образов и поэтому во многом определяет различия в изображении поэта-пророка Пушкиным и Лермонтовым.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Школьный софт – сборники сочинений, готовые домашние задания по всем предметам