Из истории спасательного дела в России

Россия на протяжении столетий накопила ценнейший опыт противостояния природным катастрофам, который может быть очень полезен сегодня. Интерес историков и экспертов к нему вырос после того, как в нашей стране был создан специальный орган федеральной исполнительной власти, занимающийся выработкой и реализацией государственной политики в области гражданской обороны, защиты населения и территорий от чрезвычайных ситуаций, обеспечением пожарной безопасности, а также безопасности людей на водных объектах, — МЧС России. Проследим основные вехи становления спасательных подразделений.

Со времен Петра Великого

Уже при Петре I в Санкт-Петербурге проводились масштабные технические и организационные мероприятия для защиты от пожаров и наводнений. Издававшиеся в связи с этим Петром I и последующими монархами указы и распоряжения постепенно формировали законодательную базу спасательной деятельности. Создавались силы оперативного реагирования, совершенствовалось их оснащение.

В 1718 г. Петр I издал для Санкт-Петербургского генерал-полицмейстера графа А. Э. Дивера «Особую инструкцию» из тринадцати пунктов. В их числе были и такие:

«Пункт II. Чтобы берега рек и протоков, а также сточные канавы были хорошо укреплены, дабы весною и в дожди землею их не заносило и чтобы вода нигде не останавливалась.

Пункт VIII. Всякую четверть года осматривать печи, камели (камины. — Авт.), В поварнях очаги и прочие места, где водится огонь, и предостерегать хозяев, чтобы с огнем обращались осторожно.

Пункт XII. Для охранения от воров и пожаров определить от дворов караульщиков. Против воров иметь какое-нибудь оружие, а на случай пожаров ведра, топоры, войлочные щиты, лестницы деревянные, трубы, а в некоторых сборных местах крюки, паруса и большие водоливные трубы.

Пункт XIII. Для лучшего наблюдения за выполнением предписанного… назначить в каждой слободе или улице старосту и с каждых десяти дворов десятского, чтобы он за своим десятком крепко смотрел. Также учинить распорядок между

Жителями, кому с каким пожарным орудием являться на пожары».

В этой инструкции главное внимание Петр I обратил на «строение города». Он требовал, «чтобы улицы и переулки были равны и изрядны» Не в последнюю очередь с целью — избежать «какова бедства».

В деятельности императора, касающейся наводнений и пожаров, впервые проявился подход, ставший впоследствии основополагающим: Приоритет отдавался предупредительным мероприятиям, Позволявшим свести последствия этих бедствий к минимуму. Важная роль отводилась разъяснительной работе с населением, обучению жителей города правилам пожарной безопасности. В частности, было отдано такое распоряжение: «В пристойном месте сделать образцовую избу, и того смотреть, дабы строились по тому образцу».

Аналогично действовала императрица Екатерина П. Она опиралась на предписания Петра Великого, уточняла и дополняла их.

Борьба с пожарами

Павел I правил недолго, но и ему пришлось столкнуться с пожарами и наводнениями. На обывателей была возложена специальная повинность по тушению пожаров, для чего полиция заранее обозначала на воротах их домов тот инструмент, которым их обитатели должны были вооружиться в случае пожарной тревоги (багор, ведро, топор и т. д.). Число борцов с огнем от каждого дома определялось числом покоев в нем. При полиции была учреждена пожарная экспедиция

Во главе с брандмайором. В каждой части был брандмейстер. Брандмайору и брандмейстерам вменили в обязанность «неусыпно печься» Об исправности приспособлений для пожаротушения, должном хранении легковоспламеняющихся веществ и «осторожностью стараться Отвращать всякий вред, могущий от огня приключиться».

В каждом квартале было приказано «иметь одну малую и две ручные трубы, а в каждой части две большие пожарные трубы, с потребным числом инструментов, повозок, лошадей и людей, которые должны быть в готовности при съезжем доме и состоять в ведомстве частного инспектора; затем при части состоит присяжный трубочист, ответственный перед брандмейстером за неисправность обывательских труб».

Быстрый рост Санкт-Петербурга и, соответственно, количества пожаров привел к тому, что «в Облегчение обывателей… от поставки пожарных работников натурою повелено было составить при полиции из отставных солдат, к фронтовой службе не способных, особую пожарную команду в составе 825 человек». Петербургская пожарная команда подчинялась обер-полицмейстеру и управлялась брандмайором. Она размещалась по частям города при съезжих домах. «Каждой отдельной частью командует брандмейстер, имеющий под Своей Командой помощника, сорок восемь служителей и от десяти до четырнадцати фурманов. Для. завозки труб, бочек, лестниц простых и механических раздвижных, линеек для людей и инструментов содержится в каждой части двадцать лошадей, сверх того при каждой части устроены цейхгаузы, из которых требуемые в помощь при пожарах воинские команды получают багры, топоры, железные ведра, ломы и крюки, из каждой части всего на пятьсот человек».

Были предусмотрены дневные и ночные сигналы, подаваемые на каланчах для обозначения частей города, в которых возникали пожары. При выезде на пожар впереди верхом ехал брандмейстер, за ним трубач с флагом, далее — линейка с людьми, бочки, лестница. К сбруе привязывали погремушки, чтобы каждый пожарный поезд было слышно издали. «Для всех расстояний положено число минут, в которые часть после сигнала должна заложить обоз и прибыть на сборное место».

Апробированные в Петербурге противопожарные мероприятия проводились и в других городах, что закладывало основы общегосударственной службы уже не полицейского, а чисто спасательного характера. Таким образом, профессионализм начинал преобладать над дилетантским «наведением и поддержанием порядка». К концу царствования Александра I окончательно сформировалось Пожарное Депо. «В мастерских Депо изготовлялись все огнегасительные орудия не только для Санкт-Петербурга, но и для рассылки по губерниям: частные лица также могли приобретать их за весьма умеренную цену… Пожарное Депо улучшило во многом наши огнегасителъные снаряды; имея всегда готовые части, делаемые в одну меру, оно могло быстро заменить повреждения. Наконец, принимая учеников из губерний, оно снабдило многие города и отдельные области знающими дело мастерами».

Николаевская эпоха ознаменовалась дальнейшим упорядочением деятельности государственной пожарной службы. По-прежнему во главу угла ставили раннее обнаружение возгораний и оповещение о них. Служба пожарных стала довольно хорошо оплачиваемой.

Интересная деталь: при Николае I была предпринята попытка передать содержание пожарного парка в частные руки. В 1850 г. Пожарное Депо арендовал инженер-технолог Шварц. Он был обязан за пользование мастерскими бесплатно чинить оснастку пожарного обоза. К 1866 г. Депо под руководством Шварца пришло в полный упадок, поэтому власти вынуждены были изъять его из частного владения и вновь подчинить брандмайору. Он констатировал крайнюю ветхость обоза и снарядов, срочно приступил к перестройке всего хозяйства, и в 1868 г. пожарная команда с новым обозом была представлена императору. Таким образом, попытка передать содержание пожарного парка частнику оказалась неудачной и впоследствии не повторялась. Жизнь показала: не частное это дело — пожары тушить.

Со временем престиж пожарной службы возрастал, складывались ее традиции. В 1876 г. по желанию Александра II при Санкт-Петербургской пожарной команде был создан оркестр из тридцати пяти музыкантов. Тремя годами ранее по причине ввода всеобщей воинской повинности последовало высочайшее повеление о комплектовании пожарной команды не нижними чинами обязательного срока службы, а людьми по вольному найму.

Рост числа строений и населения в столице существенно повысил риски возгораний, потребовал увеличить силы пожарных. Для этого начали формировать резервные части. В 1859 г. по ходатайству военного генерал-губернатора П. Н. Игнатьева городские власти бесплатно отвели участок в районе Императорского стеклянного завода для устройства Шлиссельбургского пожарного отделения. В 1880 г. в бывшей Ямской Слободе был сформирован Ямской резерв (22 чел.). В 1883 г. для обеспечения Выборгской стороны из состава пожарной команды выделили Александровский резерв (24 чел.).

Во все времена большое значение придавали своевременному обнаружению очагов возгораний. С 1858 г. извещения о пожарах начали передавать по телеграфу. Приказом по полицейскому департаменту от 8 августа 1863 г. было объявлено о назначении награды в 10 рублей тому, кто первым увидит признаки пожара и сообщит о них полиции. В 1871 г. распоряжением градоначальника генерал-адъютанта Ф. Ф. Трепова была введена пожарная сигнализация (электросигнальные аппараты).

Александр III продолжил реализацию регламентированных его отцом мероприятий по борьбе с наводнениями и пожарами. Были созданы специальные подразделения для борьбы с огнем вне населенных пунктов. Так, в 1888 г. по ходатайству земства из состава Коломенской части на летнее время был выделен резерв (24 чел.) для охраны территории Лесного корпуса.

Строительство крупных промышленных предприятий в последние десятилетия XIX в. породило проблему борьбы с пожарами на них. Это потребовало принятия мер по переоснащению пожарной службы. Их проводил в жизнь генерал-майор Н. В. Кейгельс. В их числе были:

утверждение программы испытания поступающих на должность брандмейстеров;

создание при Рождественской части учебной команды для подготовки старших служителей;

замена трехколенных механических лестниц более длинными, кожаных пожарных рукавов пеньковыми прорезиненными; начато изготовление специальных 14-саженных лестниц;

ввод электрических фонарей и звонков для тревог, полевых биноклей на каланчах;

♦ обеспечение всех частей телефонами и др.

Кроме того, было установлено обязательное участие брандмейстеров в комиссиях, которые производили осмотры театров, цирков, залов для общественных собраний; составлены схематические планы районов выезда частей на пожары с указанием сооружений, требующих особого надзора в пожарном отношении, утвержден ряд правил (о пользовании автоматическими аппаратами пожарной сигнализации, наблюдении за уличными пожарными кранами, предохранении от опасности чиной команды при тушении пожаров в местах, где имеются провода электрического освещения, медицинском осмотре служителей резерва, способах обращения служителей с лошадьми и др.), установлены автоматические аппараты пожарной сигнализации на лесных складах и биржах, пополнено и модернизировано оснащение обоза.

В 1903 г. Санкт-Петербургская пожарная команда насчитывала 1000 строевых служителей, 35 музыкантов и 50 сверхштатных сотрудников для охраны театров, концертных и выставочных залов. Из 14 ее частей было выделено 5 самостоятельных резервов.

Борьба с наводнениями и зарождение российской системы спасения на водах

С древнейших времен города в России строили на берегах рек и морей, которые служили естественными торговыми путями и оборонительными рубежами. Заложенный на берегах Невы Санкт-Петербург в этом отношении не стал исключением. Близость Финского залива, особенности течения Невы, климатические условия северо-западного региона, вызывающие паводки, были отчасти учтены при строительстве города. Его планировка, осуществлявшаяся под руководством Петра I, предусматривала вынос наиболее важных зданий, предназначенных для размещения государственных учреждений, на возвышенные участки укрепленных невских набережных. Но не минуло и трех месяцев со дня официального основания города, как в ночь с 30 на 31 августа 1703 г. вода в устье Невы поднялась на 2,22 м, заставив императора уделить особое внимание изучению западного, особенно голландского и британского опыта борьбы с подтоплениями. Стала очевидной необходимость тщательного наблюдения за гидрологической обстановкой.

За всю историю Санкт-Петербурга Нева более трехсот раз выходила из берегов, нанося огромный ущерб. Предпринимались далеко не всегда и не во всем успешные, но активные, целенаправленные попытки населения и властей предупредить затопление жилых кварталов, защитить от воды дома и уменьшить потери. «В Предосторожность на случай наводнения» Петр I повелел «всем Коллегиям, присутственным местам и вельможам иметь свои катера», А прочих поощрял к «содержанию лодок и яликов и даже раздавал оные недостаточным людям безденежно». Указом от 16 ноября 1721 г. во избежание затоплений при наводнениях Петр I предписал «полы в первых этажах устраивать в домах, построенных на самых низких местах, от земли на 2,5 аршина, а на прочих на один фут выше… прибылой воды». Подобные указы издавались и позже — в 1726 и 1761 гг., были также специальные постановления, определявшие обязанности полиции в части обустройства рынков, улиц, мостов, пристаней, набережных, кладбищ, трактиров.

Наиболее разрушительным в городе на Неве стало наводнение 10 сентября 1777 г. Поле него академик Л. Ю. Крафт в статье, которая считается первой научной работой о наводнении в Санкт-Петербурге, писал: «Сей самый 1777 год разлитие Невы,, есть высочайшее из всех доселе нам известных. Сентября 9-го числа было небо облачное, склонное к дождю, сильный ветер с Юго-Запада и барометр начал опускаться заметно. После полуночи ветер начал свежеть и отходить к западу, …сопровождаем порывами до 7-ми часов утра 10-го. В продолжение сего жестокого ветра выступила Нева из брегов и наводнила низменные части города. В 6 часов утра было самое высокое возвышение воды: 10 футов 7 Дюймов сверх ордината (323 см. — Авт.). Вскоре после того отошел ветер к северо-западу и вода начала сбывать с такою скоростью, что к 7-ми часам утра понизилась на один фут (30,48 см), А в полдень вступила в берега.

В Кронштадте начала выступать вода между 4-мя и 5-ю часами утра, самая большая высота оной была 7 футов 6 дюймов (229 см). Во время сего наводнения в Шлюссельбурге заметили необыкновенное положение воды: 10-го сентября в 5-ть часов утра сбыла там вода до того, что все суда обмелели. Причиной тому был сильный юго-западный ветер, отогнавший всю воду к Ладожскому озеру».

Автор привел и свидетельства очевидцев: «По рассказам корабельщиков в Балтийском море была 9-го сентября жестокая буря с юго-запада». Он оценил и влияние деятельности человека, хозяйственного освоения берегов на характер наводнений: «Размышления побудили меня сделать собрания всех разлитии Невы, сих толико важных для общества происшествий. Весьма высокие в наши времена стояния воды реже бывают, нежеле в прежние. Посредственные разлития на 6-ть футов (183 см. — Авт.) Выше обыкновенного ватерпаса, наводившие весьма великий страх в отдаленнейшие времена, не производят уже более того действия по причине возвышения берегов». Вывод ученого: наводнения не станут более редкими, но для того, чтобы их последствия приносили как можно меньший ущерб, необходимо заранее готовиться к стихийному бедствию, укреплять набережные и поднимать уровень берегов Невы по всему течению. Понятно, что столь дорогостоящие проекты могли быть под силу только государству.

Известны и другие описания. Этнограф путешественник, автор «Описания столичного города Санкт-Петербурга» (1783) И. Н. Георги свидетельствовал: «Перед наводнением бывшего 10-го продолжалась буря два дня кряду при западном и юго-западном ветре. Возвышение воды продолжалось до 9-ти часов утра, доколе ветер начал утихать. Вода потом стекла столь быстро, что в самый полдень берега не были более объемлемы водою. От сего наводнения были освобождены токмо Литейная и Выборгская части города. В частях же, поднятых водою, оно и в мало временном своем продолжении причинило весьма великий вред. Суда были занесены на берег. Небольшой купеческий корабль переплыл мимо Зимнего дворца через каменную набережную. Почти по всем улицам, даже по Невской перспективе, ездили на маленьких шлюпках. Множество оград и заборов опрокинуто было, малые дома искривлены были от жестокого сотрясения. Некоторые маленькие хижинки неслись по воде, одна изба переплыла на противоположный берег реки. Сие наводнение случилось ночью, почему множество людей и скота пропало. Буря нанесла огромный вред садам и площадям Санкт-Петербурга. На Петергофской дороге две тысячи мачтовых деревьев вырвано с корнем. В Летнем саду разрушены и фонтаны. На Смоленском кладбище повреждена церковь, разрушены окружающие ее валы, многие могилы. Лавки в Андреевском рынке, на Петербургской стороне и повсеместно, кроме каменных в Гостином дворе, уничтожены с товарами. В обеих Коломнах, на Мещанской, более ста домов со всеми строениями и людьми было разнесено.

На взморье смыло острог с находившимися в нем арестантами в числе трехсот человек, разлив захватил окрестности столицы на одиннадцать верст, и когда сбыла вода, трупы людей и животных валялись по полям и дорогам. Гибель целого острога послужила поводом к городскому слуху о потоплении многих арестантов в Петропавловской крепости и в числе их содержавшейся в АлексеевеКом равелине княжны Таракановой, выдававшей себя за дочь императрицы Елизаветы Петровны от ее брака с Алексеем Разумовским. Это придание послужило сюжетом для множества романтических сказок и для прекрасного художника Флавитского. Но история требует правды и гнушается вымысла — Тараканова умерла почти за два года до наводнения 4-го декабря 1775 года…».

Императрица Екатерина II писала о наводнении 1777 г. публицисту, критику, дипломату Гриму: «Нева представляла собой зрелище разрушенного Иерусалима, на набережной, которая еще не окончена, громоздились трехмачтовые купеческие корабли».

Императрица возложила большую часть ответственности за последствия наводнения на генерал-полицмейстера Н. И. Чичерина, в чьем ведении находились службы обеспечения безопасности города: «Когда он явился, императрица дала себе труд встать, поклонилась в пояс и позволила сказать: «Благодарствуй, Николай Иванович! По милости твоей погибло несколько тысяч моих добрых подданных!». Он был освобожден от должности.

Разрушительное наводнение выявило слабую подготовленность города к противостоянию стихии и заставило власти обратить внимание на существовавшие со времен Петра I способы и методы борьбы с природными ЧС. По повелению императрицы инженер-генерал Бауэр составил подробный гидрографический план Санкт-Петербурга, прежде не подверженного натиску воды. 21 сентября 1777 г. последовал указ Екатерины II. Она повелела учредить знаки и сигналы, по которым жители должны были принимать спасательные меры. Адмиралтейская Коллегия выработала правила подачи сигналов. Императрица также составила проект объявления, которое предписывалось печатать в газетах.

Административная деятельность, постоянные работы по укреплению и возвышению берегов над уровнем реки дали положительные результаты. Несмотря на то, что в последующие десятилетия уровень воды в Неве неоднократно поднимался до критического уровня, проведенные инженерно-технические мероприятия свели ущерб от наводнений к минимуму.

Новый этап в организации государственной деятельности по борьбе со стихийными бедствиями начался при императоре Александре I. После наводнения 1824 г. в Сенат поступил высочайший рескрипт, в котором говорилось «о Мерах Скорой И существенной помощи наиболее разоренным и неимущим, для чего выделяется миллион рублей из сумм, составленных от сбережений хозяйственным устройством военных поселений». В итоге «Зетское пособие (получили) 120 человек на сумму 17 330 рублей, люди разного сословия для исправления домов, для продовольствия и прочего -2534 человека на сумму 173 180 рублей 67 копеек; Раз-Мещеныпоказеннымквартирам-425 человек, снабжены одеждою — 5997 Человек на сумму 25 423 рубля, получали ежедневную пищу 3300 человек на сумму 4737 рублей 69 копеек, роздано 227 коров».

В начале XIX в. в России развивался обмен опытом с французскими и английскими спасательными структурами, активно внедрялись собственные разработки в этой сфере. Так, в 1825 г. правительство объявило международный конкурс технических проектов предохранения Санкт-Петербурга от наводнений, в котором участвовали видные российские и зарубежные инженеры.

В период царствования Александра II значительное внимание уделялось сочетанию функций служб пожаротушения и спасения на водах. 27 июня 1867 г. была учреждена Речная полиция, в обязанности которой наряду с прочим входило: «Принятие мер к спасению утопающих людей и погибающих судов… Попечение Об Исправном содержании пожарных и гребных судов, предназначенных на случай наводнения». Речной полиции предлагалось иметь до 30 двухвесельных шлюпок в разных пунктах рек и каналов, «дабы каждый из речных унтер-офицеров и команды матросов по первой надобности без всякой посторонней помощи мог с достаточною быстротою передвигаться на те пункты, где присутствие его необходимо», А также «железные лодки для тушения пожаров и выбуксировки судов из мест, объятых пламенем».

В 1860 г. для борьбы с огнем на воде и на речных берегах было приобретено техническое новшество того времени — две стальные баржи с паровыми двигателями. Через три года в Англии закупили паровую машину.

Исторический опыт убедительно свидетельствует об основополагающей роли государства в организации спасательных служб и преемственности спасательного дела в России.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Школьный софт – сборники сочинений, готовые домашние задания по всем предметам