Григорий Косынка (Григорий Михайлович Стрелец)

Григорий Косынка (Григорий Михайлович Стрелец) родился 29 ноября 1899 года в селе Щербановка Обуховского района на Киевщине в крестьянской семье. Жизнь в нужде рано приучала крестьянских детей начинать работать, быть помощниками старших. Пошел на заработки и маленький Григорий. Сначала работал в господской экономии, на чужих полях, а потом – на сахароварне. Семья жила бедно. Мать батрачила, так как не имела собственной земли. Отец каждое лето странствовал на заработки в херсонские степи, а поздней осенью нанимался на сахароварню. В 1908 году постоянные нужды погнали семью искать лучшей судьбы.

Несколько месяцев мыкалась семья между Амуром и Байкалом, а потом вернулась домой, так и не найдя своего счастья на чужбине. Отец снова пошел на сахароварню, а сын – поденщиком в господскую экономию. Но бедность не убивала человеческого стремления к красоте, к мудрому слову, волшебной песне. «Детские года еще и до сих пор стоят у меня перед глазами, – писал Григорий Косынка в «Автобиографии»,- только время, кажется иногда, заткало их на какую-то минуту синей наметкой,- так врезались они в память». Поздними зимними вечерами, когда все собирались дома, оживала песня, слышалось художественное слово – это дед Роман читал при ночнике бессмертный «Кобзарь». И Григорий удивленно ловил каждое его слово. Мальчик рано научился читать. Его дед и отец верили, что только образование может вывести их ребенка из бедности. Как ни было тяжело, отец все же отдал сына в школу в соседнее село Красное. Учился мальчик старательно. Большое желание к науке побуждало пятнадцатилетнего подростка отправиться в Киев. Там он работал на разных работах. И Григорию повезло, его приняли на работу в земскую управам писарем, да еще и устроили на вечерние курсы в гимназию. Со временем он экстерном сдал экзамены за шесть классов. Еще в гимназии учитель словесности заметил талант у Григория, похвалил его за ученическое произведение «Детство – золотая пора» и посоветовал больше читать, серьезно заниматься литературой. В скором времени в периодических изданиях появляются небольшие очерки, эскизы, фельетоны. Печатает Григорий стихотворение «Вопль борьбы». А весной 1919 года выходит первый рассказ «На свеклы», подписанный именем Григорий Косынка. В этом же году в газете «Большевик» было напечатано еще несколько рассказов: «В доме Штурмы», «Сходка», «Перед миром», «На золотых богов», а в альманахе «Гроздь» появились рассказы «Под ворота собора», «За земельку».

С 1921 года Г. Косынка учится в Институте народного образования (так назывался тогда Киевский университет). Но после третьего курса, из-за материальных проблем, вынужден оставить обучение, пришлось идти работать. Рано умер отец, мать осталась с пятью детьми на руках. Будущий писатель должен был помогать, чем мог, ведь был в семье старшим. Первый сборник произведений под названием «На золотых богов» вышел в 1922 году. В это время Григорий уже работал в газете «Вести Киевского губревкома», потом в журналах «Новая община», «Вселенная», диктором Республиканского радио. Писатель умел талантливо воссоздавать написанное: любил, как настоящий артист, читать со сцены собственные новеллы. Только эта правда не всем нравилась, да и не все понимали ее или же понимали по-своему, исходя из собственных мировоззренческих позиций. Еще до недавнего времени кое-кому казалось, что первые произведения Г. Косынки привели писателя «к объективизму и даже к определенной «поэтизации» чужих, реакционных сил». В 30-е годы критики начали травить, оговаривать лучшие рассказы Косынки, часто отождествляя мировоззрение писателя с литературными героями, ставили в укор ему неумение видеть в жизни основные черты эпохи. Его сделали трибуном богачей, дезертиров, бандитов, апологетом «собственнического националистического мировоззрения». По этому поводу М. Рыльский в предисловии к произведениям Косынки, которые вышли в свет в 1966 году, после реабилитации писателя, справедливо писал: «Необходимо было быть не то что вульгаризатором, а просто человеком, который не хочет видеть очевидного, чтобы приписывать Косынке какую-то идеализацию или романтизацию кулаков». Отсутствие в его произведениях образа рабочего или описания современного города, разве это может быть основанием говорить о суженных «творческих и идейных горизонтах» у Г. Косынки – певца села, украинского села накануне и после событий 1917 года. Он сам вышел из него, его корни глубоко проросли в чернозем родной земли, чтобы видеть и ощущать каждым движением души, каждым нервом всю правду и несправедливость того времени. На каждое явление писатель смотрел глазами народа, каждое событие измерял чистотой души трудящегося человека. И потому нет здесь фальши, нет лакирования, а есть чистое золото народной правды. Следует только глубоко вчитаться в его произведения, сопоставить их с тогдашней действительностью не из заданных заведомо позиций, а идя от правды жизни.

Осенью 1924 года Косынка женится. Тамара Михайловна Мороз стала его женой. Десять счастливых лет прошли в один миг, а потом она разделила судьбу вдовы репрессированного, по-злодейски расстрелянного Григория Косынки. После его ареста конфисковали имущество, отобрали паспорт и выбросили жену на улицу. И начались страшные времена скитаний, тяжелые бессонные ночи, грустные дни в одиночестве и в ожидании справедливости. После убийства С. Кирова пришли черные дни террора и в Украину. Одним из первых в застенки попал Григорий Косынка. Его арестовали в начале декабря 1934 года, а 13-15 декабря осудили, а вместе с ним и еще 27 таких же «террористов-белогвардейцев» к расстрелу. Среди них – писатели Д. Фальковский, О. Близко, К. Ураган, сын А. Крушельницкого…

Писатель настоятельно и последовательно раскрывал процесс роста человеческого достоинства в среде украинских бедняков. Его герои сильные и волевые, богатые и красивые душой, всегда действующие и жизненно правдивые, убедительные. Процессы, которые тогда происходили на селе, не такие простые и однозначные, как нам их изображали в исторических работах. Справедливо отмечает Г. Жулинский: «Григорий Косынка… эти сложные и зачастую драматические процессы на селе стремился воссоздать правдиво, с максимально возможным морально-психологическим «обеспечением» характеров. А эти явления и процессы были сложные, неоднозначные, симпатии писателя, конечно, были на стороне бедных, безземельных» Все, о чем писал Косынка, не выдумано, а взятое, выношенное, взвешенное, врезалось в его сознании. Он хорошо знал психологию зажиточных крестьян, так как самому пришлось с детских лет мыкаться на чужих землях. Его герои – живые, страстные, колоритные фигуры. Были они страшными, часто жестокими, немилосердными и циничными, но не способными противостоять течению времени. Такими выступают Андриян Скорняк в новелле «Политика», Кирилл Смолянчук и штабс-капитан в «Гармонии».

Были ли основания предъявлять обвинение писателю в том, что он романтизировал зажиточных крестьян? Чтобы возразить эту мысль, еще раз следует вспомнить основные персонажи его новелл «За земельку», «В доме Штурмы», «Политика», «Гармония». Рекомендуем прочитать и проанализировать слова Г. Жулинского: «Никакой идеализации”, романтизации кулачества в творчестве Григория Косынки нет. Есть глубокое, правдивое понимание и высокоталантливое воспроизведение украинского после революционного села с его драмами и трагедиями, с его ожиданиями и разочарованиями. Есть большая школа правды…».

(function(){