Готовое сочинение: Отношение к жизни героев романа «Война и мир»

«Война и мир» — это мечта о всеобщем духовном разоружении, после которого наступит некоторое состояние, именуемое миром. О. Мандельштам Если задать кому-нибудь вопрос: «Что такое «настоящая жизнь»?» — вряд ли кто-нибудь даст хоть какое-нибудь определение, даже для себя.

Никто никогда серьезно не задумывался над этим вопросом. Да и зачем?

«Живу себе и живу, никого не трогаю, имею семью, детей, работу, жену (мужа), живу тихо, спокойно» — так думают очень многие люди. Но мне кажется, они не живут, а существуют. Ведь жить — значит мыслить, стремиться к миру, а не просто к спокойствию.

«…Толстой обращался к человечеству с призывом прекратить лживую и ненужную комедию истории и начать просто жить». Недаром роман Л. Н.

Толстого «Война и мир» сравнивают со священной Библией. Его мысль о Войне и Мире, о настоящей жизни актуальна и по сей день.

Ведь что такое справедливость, зло, добро? Этого никто не знает.

Когда спорят князь Андрей Болконский и Пьер Безухое в Богучарове, «что такое настоящая жизнь», «справедливость, зло, добро», они не сходятся во мнениях. Пьер говорит, что надо жить для других, не- обходимо делать людям добро и не надо причинять зло другим людям, а князь Андрей говорит, что не может знать, что для других хорошо, а что плохо. По мнению князя Андрея, зло — это угрызения совести и болезни, а этого ты причинить людям не сможешь.

А я думаю, что князь Андрей не совсем прав. Сейчас постараюсь объяснить. Предположим, человек добрый, отзывчивый, радушный совершил какое-нибудь пусть мелкое, незначительное, но преступление, и если другой человек намекнет на то, что он плохо поступил, первого человека замучают угрызения совести, а по понятию князя Андрея, второй человек причинил зло первому.

Я думаю, из этого следует, что нельзя подобным образом обобщать. Вообще невозможно, да и не нужно давать какие-либо определения злу и добру, справедливости и несправедливости, так как эти положения будут поняты только при той жизни, к какой призывает нас (все человечество) Л.

Н. Толстой.

А насчет жизни для других, по Пьеру, или жизни для себя, по Болконскому, то я думаю, во всем гениальном, как и в этих положениях, существует некий парадокс. Жить для других — значит, жить бесполезно?

Так как человек не может знать, что для других хорошо, а что плохо. Например, Пьер, вступив в масонство, думал, что душа его спасется, что он сможет по-настоящему помочь людям, а в конечном счете оказалось, что он не только себе, но и крепостным не помог. Как Пьер вел «светскую жизнь», так и ведет, как были крестьяне в бедственном положении, так они и остались бесправными, а кто-то нажился на глупости графа Безухова.

Вернее, нет, не на глупости, а на непонимании. Пьер был как будто ослеплен и все видел совсем в другом свете. А глупый человек — это серьезно и на всю жизнь.

Впоследствии Пьер прозрел, я думаю, он все-таки понял, что такое «настоящая жизнь». Пьер Безухов прошел сквозь огонь, спасая какую-то, совершенно незнакомую девочку, находился перед лицом смерти, присутствуя при расстреле своих же, русских людей, познал нищету и голод, находясь в плену у французов, и, наконец, он пронес через все это свою любовь к Наташе Ростовой.

Я думаю, у Пьера было все настоящее. Но ведь у князя Андрея тоже настоящая жизнь, он даже представляет собой нечто большее, чем Пьер, на мой взгляд. Но собственный сын князя Андрея воспринял отца как нечто бестелесное, хотя в доме имелись портреты Болконского.

Андрей Болконский в романе «Война и мир» олицетворяет Россию, и повисший в воздухе вопрос «Жизнь или смерть?» не только над ним, но и над Россией заставляет о многом задуматься.

Жизнь князя Андрея была совершенно непредсказуема: то он чуть не погиб в Аустерлицком сражении, то умерла его жена, оставив маленького сына, потом ссора с отцом, неожиданная встреча с Наташей Ростовой, неожиданное счастье, затем ее измена, смерть отца, тяжелое ранение, и с этого момента начинается прозрение князя Андрея. Видя умирающего, измученного Анатоля, князь Андрей прощает его, прощает Наташу, мало того, он чувствует любовь, но не такую, какая была раньше. Это любовь к братьям, к любящим и ненавидящим его, любовь к врагам, та любовь, которой его учила княжна Марья, его сестра.

И князь Андрей понял смысл «настоящей жизни», но он сказал себе, что уже поздно. И я думаю, что когда он сказал себе это, тогда и перестал жить, а остальное время просто существовал и ожидал, когда отойдет в мир иной, воспринимая жизнь сквозь сон и бред. А может быть, в снах человек и живет «настоящей жизнью»?

Или он учится жить «настоящей жизнью»? В пример можно привести один из снов Пьера Безухова, когда ему снилось, что какой-то голос говорил ему о том, что «…

ничем не может владеть человек, пока он боится смерти, а кто не боится ее, тому принадлежит все…» и т. д.

Или тот же пророческий сон князя Андрея о том, что он пытается закрыть дверь, но не может и чувствует, что пришла его смерть, а потом и действительно отходит в иной мир. Узнав про какой-то сон человека, мы можем заглянуть ему в душу, можем узнать, что его беспокоит, и, может быть, даже помочь ему. Значит, можно жить и для других людей?

Существует теория Л. Н. Толстого о четырех стенах, одна из которых — стена неизвестности, благодаря ей узнаем, что делается в душах других людей.

И цель «настоящей жизни» состоит в том, чтобы всеми силами разбить эту стену и стремиться к слиянию с душами других людей. «Мысль эта — основание новой религии, соответствующей развитию человечества…» И в этой великой, громадной мысли о блаженстве на земле, которой Л.

Н. Толстой способен был посвятить жизнь, и заключается «настоящая жизнь» в романе «Война и мир».

Толстой — мастер слова. Одна его фраза, и мы можем ясно представить себе именно то, что желает показать автор: «…

князь Андрей безвыездно прожил два года в деревне…» Совсем, казалось бы, мало сказано: подумаешь, два года, проведенные в глуши, вдали от людей.

Но именно это и настораживает читателя. Как такой энергичный человек, как князь Андрей, мог прожить в совершенном отдалении от мира целых два года?

Ведь вспомним князя Андрея на войне: «… В эту же ночь, откланявшись военному министру, Болконский ехал к армии… …В четвертом часу вечера князь Андрей приехал в Грунт и явился к Багратиону».

Князь Андрей все время находится в центре событий. Его интересует исключительно все, и везде он успевает. Война полностью охватывает князя Андрея, поглотив его совершенно.

В бою же он совсем воодушевляется. «— Ура! — закричал князь Андрей, едва удерживая в руках тяжелое знамя, и побежал вперед с несомненной уверенностью, что весь батальон побежит за ним».

Именно на войне жизнь обретает для него истинный смысл. Вернувшись же домой, князь Андрей совершенно меняется. Но не будем торопить события’, а лучше посмотрим, каков же он сейчас, весной 1809 года.

«Пригретый весенним солнцем, он ни о чем не думал, а весело и бессмысленно смотрел по сторонам». Но почему же бессмысленно? Кругом весна.

Такая красота кругом: «…Береза, вся обсеянная зелеными клейкими листьями, не шевелилась, и из-под прошлогодних листьев, поднимая их, вылезала, зеленея, первая трава и лиловые цветы». Читая эти строки, невольно забываешь о том, что есть на свете еще что-то, кроме войны, солнца и этого просыпающегося леса.

И кажется, так мало нужно ему для счастья — совсем немного! И вместе с тем как его не хватает людям. Только в единстве с природой — истинное человеческое счастье.

Она сама укажет вам единственно верный путь. Нужно только уметь увидеть и почувствовать эту весну, и тог да чувства станут воплощением мира, тепла, света и радости. А в душе человеческой родятся поразительно верные слова, такие простые, что кажется, как раньше не мог додуматься, что все вокруг так просто и вместе с тем величественно.

«— Ваше сиятельство, легко как.’..» И вдруг среди этой ясной картины пробуждающейся к свету новой жизни возникают совершенно иные мысли, навеянные появлением старого, уродливого дуба. «Весна, и любовь, и счастье!

— как будто говорил этот дуб. — И как не надоест вам все один и тот же глупый, бессмысленный обман!

Все одно и то же, и все обман! Нет ни весны, ни солнца, ни счастья!» Но как же нет!

Вот же она! Только оглянись вокруг — сколько вокруг тепла и радости. Но ничего этого не видит хмурый и упрямый дуб.

И не он один. «…Да, он прав, тысячу раз прав этот дуб, — думает князь Андрей, — пускай другие, молодые, вновь поддаются на этот обман, а мы знаем жизнь, — наша жизнь кончена!

» Но как же можно в такую весну думать о смерти, когда вокруг столько жизни! Однако ничего этого не видит князь Андрей.

Ему непонятны и чужды радость и любовь. Безнадежность и какое-то «грустно-приятное» упрямство овладели им. Он успокоился и ничего уже не ждет от жизни, а лишь доживает своей век.

«не делая зла, не тревожась и ничего не желая». Но что же это? Где он, прежний князь Андрей?

Куда делась его безудержная решимость? Ничего этого не говорит нам Толстой, а лишь предлагает дальше путешествовать со своим героем в поместье Ростовых Отрадное, где царит весна и молодость.

«— Соня! Соня! — послышался опять первый голос.

— Ну, как можно спать! Да ты посмотри, что за прелесть!

Ночь была свежая и неподвижно-светлая. — …Так бы вот села на корточки, вот так, подхватила бы себя под коленки — туже, как можно туже, натужиться надо, — и полетела бы…» Гармония с природой — это то естественное состояние души, в котором пребывают Ростовы в лучшие минуты своей жизни.

Вспомним сцену охоты, когда морозное утро и возбужденное состояние Наташи и Николая сливаются в одно целое, вызывая прилив чувств и бодрости. Именно этот взлет души так поразил князя Андрея в ту ночь у Ростовых, вызвав непонятные мысли и надежды.

Что-то как будто перевернулось в нем. Не было уже тех безысходных мыслей, той тоски, печали и бессмысленного существования.

И хотя все тот же дуб, все такой же упрямо-хмурый стоял насупившись у дороги, уже совсем иные чувства возникли в душе князя Андрея при виде его. «Нет, жизнь не кончена в 31 год, — вдруг окончательно, беспременно решил князь Андрей». Он вновь почувствовал прилив сил, жажда деятельности опять овладела им, и князь Андрей решил ехать в Петербург.

Что это? Минутная страсть, мимолетный порыв, или?… Обновление жизни, любовь, молодость, весна — все слилось в одно — надежду.

И эту надежду подала ему Наташа, та Наташа, которая так любила и понимала красоту и могущество вечно юной природы! Но природа бывает не только бодрящая и не только свежая, но и коварство порой проявляет она в самой высшей мере.

Вспомним Аустерлиц кое сражение. С самого начала природа противилась этому готовящемуся кровопролитию. И она приготовила свое оружие — туман: «Туман стал так силен, что, несмотря на то что рассветало, не видно было в десяти шагах перед собой…

» И казалось, туман этот был не только на земле, но и в умах людей, не понимающих, куда и зачем они идут… Утром же, когда туман рассеялся, измученные русские войска оказались прямо под прицелом неприятеля.

Началась великая путаница: люди не понимали, куда бежать. Где наши?

Где «проклятые французы»? Исход дела решила оружейная пальба французов. Русские побежали: «Войска бежали такою густою толпою, что раз попавши в середину толпы, трудно было из нее выбраться».

Это была месть, жестокая месть природы за то, что с ней не пожелали считаться русские военачальники. Может быть, тогда природа благосклонна к французам?

К Наполеону? Совсем нет.

Она смеется над ним. Что значит его власть, его слава по сравнению с властью и могуществом природы: «Когда солнце совершенно вышло из тумана и ослепляющим блеском брызнуло по полям и туману (как будто он только ждал этого для начала дела), Наполеон

дал приказание начинать дело». По мнению Толстого, природа — это все живое, а живое живет по законам добра, света и любви.

Она протестует против всякого насилия, и потому после сурового дня Аустерлицкого сражения она дарует людям чистое, свежее утро.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Школьный софт – сборники сочинений, готовые домашние задания по всем предметам