Cходство и различие образов Онегина и Печорина

Коллекция сочинений: Cходство и различие образов Онегина и Печорина

Образы Печорина и Онегина похожи не только смысловым сходством. В. Г. Белинский отмечал духовное родство Онегина и Печорина: «Несходство их меж­ду собой гораздо меньше расстояния между Онегою и Печорою… Печорин — это Онегин нашего времени».

Романы «Евгений Онегин» и «Герой нашего време­ни» написаны в разное время, и время действия этих произведений разное. Евгений жил в эпоху подъема национального и социального самосознания, вольнолю­бивых настроений, тайных обществ, надежд на револю­ционные преобразования. Григорий Печорин — герой эпохи безвременья, периода реакции, упадка общест­венной активности. Но проблематика обоих произведе­ний одна — духовный кризис дворянской интеллиген­ции, критически воспринимающей действительность, однако не пытающейся изменить, усовершенствовать устройство общества. Интеллигенции, которая ограни­чивается пассивным протестом против бездуховности окружающего мира. Герои уходили в себя, бесцельно растрачивали свои силы, сознавали бессмысленность своего существования, но не обладали ни обществен­ным темпераментом, ни социальными идеалами, ни способностью к самопожертвованию.

Онегин и Печорин воспитывались в одних условиях, с помощью модных французских гувернеров. Оба по­лучили достаточно хорошее по тем временам образова­ние, Онегин общается с Ленским, беседует на самые разнообразные темы, что говорит о его высокой образо­ванности:

…Племен минувших договоры,

Плоды наук, добро и зло,

И предрассудки вековые,

И гроба тайны роковые,

Судьба и жизнь…

Печорин свободно обсуждает с доктором Вернером самые сложные проблемы современной науки, что сви­детельствует о глубине его представлений о мире|и широте интересов.

Однако оба они не имели привычки к самостоятельному систематическому труду — привычка праздности [развратила их души. Онегин, «преданный безделью, (томясь душевной пустотой… отрядом книг уставил полку, читал, читал, а все без толку: там скука, там обман и бред; в том совести, в том смысла нет». Печорин столь же рьяно взялся за книги и столь же легко оста­вил их: «Я стал читать, учиться — науки тоже надо­ели». Неспособность к целеустремленной, сосредото­ченной работе над собой, вызванной доступностью, лег­костью всего получаемого от жизни, отсутствие ясных представлений об общественных идеалах — все это привело их к отрицанию «света пустого» и глубокой не­удовлетворенности своей жизнью.

Но до отрицания светских удовольствий оба героя охотно предавались им, нисколько не смущаясь празд­ному времяпрепровождению. Оба весьма преуспели в «науке страсти нежной, которую воспел Назон». Онегин был холодно расчетлив в любовной игре:

Как он умел казаться новым,

Шутя невинность изумлять,

Пугать отчаяньем готовым

Приятной лестью забавлять…

Молить и требовать признанья,

Подслушать сердца первый звук,

Преследовать любовь, и вдруг

Добиться тайного свиданья…

Также предусмотрительно, в полном соответствии со светскими правилами обольщения, обходился с жен­щинами и Печорин: «…знакомясь с женщиной, я всегда безошибочно отгадывал, будет ли она меня любить… Я никогда не делался рабом любимой женщины, напро­тив, я всегда приобретал над их волей и сердцем непо­бедимую власть… оттого ли я никогда ничем очень не дорожу…»

Однако, на мой взгляд, Онегин гораздо мягче, чело­вечнее Печорина. Осознав суетность светской жизни, он, встретив прекрасную девушку, благородно не вос­пользовался неопытностью, искренностью неискушен­ной души. Хоть «язык девических мечтаний в нем ду­мы роем возмутил», Онегин, душевно опустошенный светской жизнью, осознающий, что «мечтам и годам нет возврата» деликатно отвергает любовь Татьяны: «Я вас люблю любовью брата и, может быть, еще нежней».

Печорин же беззастенчиво пользуется любовью ми­лой, бесконечно преданной ему Бэлы, провоцирует лю­бовь безразличной ему княжны Мери, чтобы только досадить пустому и самонадеянному Грушницкому и лишний раз убедиться в своей власти над женщина­ми. Безжалостно растаптывая чужое чувство, Печорин вызывает уже не сострадание, а неприязнь.

Оба героя эгоистичны и неспособны к подлинной дружбе.

Онегин «поклялся Ленского взбесить и уж поряд­ком отомстить», поддавшись порыву минутной душев­ной слабости. Он сожалеет о дуэли, сознает ее бес­смысленность, но не может преодолеть ложного пред­ставления о дворянской чести. «Убив на поединке друга», Онегин мучительно страдает и, неприкаянный, пытается бежать от самого себя.

Печорин же сознательно провоцирует Грушницкого на вызов, и почти не сожалеет о загубленной жизни пустого, суетного, не очень порядочного, но все же до­статочно безвредного человека. Он признается: «Я лгал, но мне хотелось его победить. У меня врожденная страсть противоречить…»

Впоследствии Онегин оказывается способным на настоящее чувство. Он казнит себя за то, что боялся потерять свою «постылую свободу» и отказался от большой любви:

Я думал: вольность и покой Замена счастью.

Боже мой! Как я ошибся, как наказан…

Евгений страстно и самоотверженно влюблен, и от­каз Татьяны воспринимает как жизненную трагедию, крах своих надежд на обыкновенное человеческое сча­стье.

Печорин же непреклонен, заявляя: «…двадцать раз жизнь свою, даже честь поставлю на карту, но свободы моей не продам».

И Онегин ‘и Печорин, растрачивая себя впустую, терпят жизненную неудачу. Не видя перед собой об­щественных целей, они так и не находят смысла в жизни. Оба сожалеют о загубленной молодости. Это мыслящие, страдающие, хоть и эгоистичные ге­рои.

Онегин безнадежно устал от жизни и восклицает:

Зачем не пулей я пронзенный,

Зачем не хилый я старик?..

Печорин называет себя «нравственным калекой», осознав, что «лучшие мои качества, боясь насмешки, я хоронил в глубине сердца». Оба героя, повторим, тер­пят жизненную неудачу и оба осознают это. И все же Печорин более активный, деятельный, а Онегин более человечный, отзывчивый. Печорин ищет смерти и по­гибает; Онегин с мятущейся душой безрадостно смот­рит в будущее. Недюжинные силы этих героев не на­ходят себе применения, их страдающий, эгоизм не поз­воляет им открыться другим, посвятить свою жизнь обществу.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Школьный софт – сборники сочинений, готовые домашние задания по всем предметам